Отзыв на книгу А.В. Птушенко

Системная парадигма права

Как известно, в первоначальном варианте Капитала его автор определил внутреннее противоречие самого капитала в том, что он хотя и приводит в действие силы науки, природы и социального общения, но при этом желает созданные таким путём колоссальные общественные силы измерять рабочим временем и накопленные богатства сохранять в качестве стоимости.  Однако в окончательном варианте своего труда Маркс изменил самому себе, умолчав об этом открытии и заменив его фантомом противоречия капиталистического способа производства между трудом и капиталом.  Это было предпринято ради достижения известной политической цели.

Сегодня положение ухудшилось, поскольку капитализм перерос в мировой финансизм.  Теперь для создания нового способа производства нужна не новая политика, а совершенно новая экономическая теория.  Ибо старая себя полностью исчерпала.

Прежде всего, сегодня уже невозможно природные ресурсы Земли считать неисчерпаемыми и мириться с произвольным присвоением этих ограниченных ресурсов отдельными лицами или группировками.  Следовательно, требуется и серьёзный пересмотр основ права.

Поэтому мне представляется правильной и весьма своевременной идея А.В. Птушенко о необходимости рассмотрения всех важных для человеческого общества объектов одновременно с трёх позиций экономики, экологии и права.  Естественно, целесообразно развитие новой науки на пересечении названных трёх ветвей, объединяющей предмет и методы этих частных наук.

Во-вторых, нельзя не согласиться с автором рассматриваемой книги в том, что подход к исследуемой проблематике должен базироваться на современных представлениях о научной методологии, отработанных внутри таких наук наивысшего уровня обобщения как системоанализ и информациология.  Но, видимо, такой подход вряд ли был бы осуществим, не будь автор книги специалистом очень широкого профиля, получившим дисциплинирующее первоначальное техническое образование, удачно сочетаемое в последующей его деятельности в Центральном НИИ МО (в качестве начальника отдела системных исследований) с разработкой  таких принципиально новых методологий как сравнительная экономико-эффективностная оценка конкурирующих систем,  тезаурусная концепция информации,  правовые основы делимитации космического пространства.

Совершенно закономерно первые главы книги посвящены обоснованию методологических принципов.  К этому обязывает и известный закон формальной логики (закон достаточного основания), требующий доказательства истинности самих методов доказательства независимо от доказываемого тезиса.

Название книги как бы указывает на её изначально юридический характер.  И это в определённой мере справедливо: автор большое внимание уделяет анализу и коренной переработке структуры права, в ходе этого процесса обосновывая принципиально новый взгляд на сущность, место и значение для общества такой не всеми юристами признаваемой новой ветви как Интеллектуальное право.  Мне эти построения автора представляются достаточно убедительными.  Вполне оправдано и пристальное внимание автора к такой подсистеме интеллектуального права как информациологическое (компьютерное) право.  

Тем не менее книга далеко выходит за рамки чисто юридического исследования.  (Что, собственно, и подтверждает постулируемый автором принцип системного, комплексного, подхода).  Кроме детального анализа эконологических (автор предлагает такое название для новой науки) корней права и экономической теории, нового системного подхода к количественной оценке морального вреда, книга содержит большой раздел (имеющий, на мой взгляд, высокое самостоятельное значение), посвящённый анализу правовых, экологических и экономических взаимоотношений государства и Общества.  Раздел этот назван Системная концепция самоуправления, поскольку автор вопреки распространённым сегодня размытым представлениям об этой проблеме именно в последовательном, оптимально выстроенном в структурном и функциональном плане самоуправлении видит системный базис современного государства.  Такое государство автор справедливо рассматривает не как надобщественное управляющее устройство (что имело место при советском псевдосоциализме), а как функциональную системообразующую подсистему Гражданского общества.  Автор справедливо подчёркивает принципиальную отличительную черту такого государства (подлинно правового государства) законодательно установленное положение о том, что государство и законопослушный гражданин являются равнозначными субъектами права.  Такое положение чётко определяет равенство юридических ответственностей гражданина и государства друг перед другом.  Это важное условие необходимо, например, учитывать при решении таких вопросов как вправе ли государство самостийно (без референдума) лишать народ права на владение оружием.

Большой интерес представляет учение (согласно сертификату Международной Академии Информатизации) о концептуальной ветви системы управления Обществом Концептуальной власти, разработанное А.В. Птушенко.  Он предлагает помимо привычных трёх подсистем государства (судебной, законодательной, исполнительной) иметь в явном виде Концептуальную подсистему, разрабатывающую направляющие косинусы для законодателя и руководящую остальными тремя подсистемами в стратегическом плане в определении конечных целей  развития Общества и оптимальных (для Общества, а не для государства) путей к этим целям.  В концепции автора у государства нет никаких собственных целей, не вытекающих из конечных целей Общества, что требует от государства координации функционирования всех остальных подсистем Общества, организуя при этом все необходимые для того знаковые (информационные) и вещественные (материальные) потоки.

В своё время по заданию Госдумы (комитета по законодательству) автором был выполнен постатейный юридический и системно-логический анализ проекта Конституции РФ (которая была принята 12 октября 1993 г.).  Результаты этого анализа вошли в книгу в виде проекта новой Конституции РФ.  (Вообще говоря, одного этого вполне достаточно для издания и последующего серьёзного обсуждения рассматриваемой книги).  Это дополняется вполне резонными предложениями по изменению принципиальных положений о роли Президента в Гражданском Обществе.  Автор определяет Гражданское Общество совсем не так, как это принято в современной отечественной юриспруденции, где его представляют в виде некоего сухого остатка, получаемого в результате вычитания государства из Общества.  Термин Гражданское Общество автор предлагает использовать для нового типа общества высокоразвитого в системно-юридическом плане демократического общества, в котором государство (наёмный механизм управления Обществом) целиком подчинено Обществу и является его подсистемой (наряду с другими подсистемами биологического воспроизводства, материального (вещественного) производства, общественных отношений, производства духовных ценностей (Культуры).  Проведённый автором анализ убеждает, что Культура на самом деле является системным базисом Права, ибо только она формирует человека как социально активную законопослушную личность.  На мой взгляд, этот анализ и построенная автором система взаимосвязанных определяющих дефиниций заслуживают отдельного серьёзного разговора.  Хотя в книге они и находятся в четкой взаимосвязи и равновесии со всеми другими разделами работы.

Автор внёс определённый вклад и в теорию информациологии, развив и усовершенствовав тезаурусную концепцию информации, первоначальные представления о которой сформированы Еленой Сергеевной Вентцель ещё в последней трети прошлого века, но ныне были незаслуженно забыты даже основоположником Информациологии, ныне покойным академиком Иваном Иосифовичем Юзвишиным.

Нельзя не отметить логическую чёткость построений и языковую культуру книги Системная концепция права.  Тем более, что один из её подразделов посвящен бытующим ныне типовым ошибкам в языке современной отечественной (и не только отечественной) юриспруденции.  (Вообще-то и не только юриспруденции анализ распространённых лексических и логико-системных ошибок присутствует практически во всех разделах книги).

На мой взгляд, она может принести значительную пользу и для теории, и для практики.

 

 

Доктор экономических наук, профессор

Президент экономического отделения Академии Проблем Качества

Панов Вячеслав Петрович