А.В. Птушенко

Демократия в системном освещении

Единожды солгавши — кто тебе поверит!

К.П. Прутков

 

Если бы не было политики — как много людей

заслуженно чувствовали бы себя

ничтожествами!

(В.Савченко.  «Должность во вселенной»)

 

Сегодня в сознании большинства россиян слово «демократия» воспринимается как ругательство.  Каждому так и хочется вставить внутрь слова смягчённое «р».  Особенно, когда речь идёт о конкретных людях из лагеря Чубайса и Гайдара.  И вряд ли справедливо винить в создании такой ситуации неблагодарность или необразованность населения бывшего СССР.

Хотя необразованность действительно имеет место.  Но в основном — в рядах пресловутой «элиты».  Как государственно-чиновничьей, так и криминально-«олигархической».  Их всех учили не тому праву и не той экономике. 

Ведь ради чего затевали все эти «перестройки» и «реформы»?  По заявлениям «реформаторов», — ради повышения эффективности чего-то.  Чего именно — этого они сами никогда не понимали и продолжают не понимать и сегодня.  Тот же Гайдар публично объявил (на радио «Эхо Москвы»), что, по его убеждению, эффективность нефтепромышленности состоит в непрерывном увеличении годового объёма добычи сырой нефти.  В чьи карманы идёт прибыль от этой добычи — это в круг понятий Егора Тимуровича не входит.  Если следовать сему адепту капитализма, наше народное хозяйство достигнет максимальной эффективности именно тогда, когда как можно скорее расточит свои природные ресурсы.  Зная г. Гайдара не первый год*, возьму на себя смелость утверждать, что он вообще не понимает подлинного смысла термина «эффективность».  Да и другие наши (и не только наши) экономисты не способны отличить эффективность от экономичности и наивно полагают, что первая тоже выражается в деньгах.  Что является вопиющей системоаналитической ошибкой.

В итоге же мы имеем сегодня малоэффективное государство и безобразно неэффективное народное хозяйство — куда менее эффективные, чем имели при псевдосоциализме.

Боюсь, последняя фраза окажется непонятной для всех, кто привык смешивать государство со страной, а в прибыли видит «двигатель прогресса».  Но объяснять здесь ничего не буду.  По двум причинам.  Во-первых, потому, что объяснял это уже неоднократно — в других своих статьях и в лекциях.  Во-вторых, такие объяснения задуманную статью о демократии превратили бы в статью о крахе современной экономической теории и об органических пороках распространённой теории права и государства.  А это всё уже сказано в других работах (см. нижеприлагаемый перечень).

 

1.Системно-логическая оценка распространённых взглядов и реалий

Слово «демократия» происходит от греческого demokratia, что означает власть народа.  Является ли она чем-то средним между неограниченной властью самодержца (autokrateia) и господством «черни» (ochlokrateia)?  Полагаю, нет.  Уместно пояснить это ясным «физическим» примером.  Всем хорошо известны самолёты — авиационные летательные аппараты.  Сегодня не менее известны и космические летательные аппараты.  Но пока ещё мало известны Авиационно-космические аппараты — АКА.  (Они описаны, например, в соответствующей энциклопедической статье автора [1]).  По названию АКА как бы «напрашиваются» на представление о них как о промежуточных между космическими и авиационными аппаратами.  На самом же деле по своим свойствам и возможностям АКА превосходят и авиационные и космические аппараты — в том числе и вместе взятые.

Точно так же демократия — не промежуточное состояние общества между автократией и охлократией.  Демократия — теоретически наиболее эффективная организация Общества, позволяющая участвовать в управлении всеми его подсистемами всему народу.  К несчастью, каждый (как у нас принято!) норовит вложить в этот термин собственное понимание.  Сегодня демократами называют себя и те, кто на деле не имеет к народовластию никакого отношения.  Даже этот политический паяц — Эйдельштейн («Жириновский») — и тот якобы демократ.  Хотя и «либеральный».  И ни он сам, ни его жёсткие оппоненты — никто не задумался, а правомерно ли вообще смешение либерализма с демократией.  Не получается ли всё то же сакраментальное: можно ли быть «чуть-чуть беременной»?

Привычное деление народа на «элиту» и толпу тоже трудно признать продуктивным.  Начнём с того, что с обычной для большинства наших «теоретиков» бессистемностью они не дают себе труда сформулировать чёткие определения употребляемых ими терминов.  Так вместо плутократов (plutos — богатство, kratos — власть) начали ходить по свету (и по тюрьмам) какие-то «олигархи», которых в новой России никогда не было и в принципе быть не может.  Ибо олигархия — власть аристократии: греческое oligos означает «избранный, один из немногих». (Arch — начальник).

Точно так же нет у нас никакой «элиты».  Подавляющее большинство наших плутократов по своему социально-культурному состоянию — нувориши, «новые русские».  То есть скорее маргиналы, чем «сливки общества».  Типичный российский чиновник тоже не заслуживает доброго отношения.

Конечно, эта концепция не понравится никому, кто дорвался сегодня до власти и денег, и желал бы сохранить достигнутый «status quo» навечно.  То есть она противна всей нынешней «псевдоэлите» — плутократам, политикам, казнокрадам, всем разноранговым чиновникам, пресловутым СМИ.  Боюсь, она не понравится даже и некоторым деятелям от науки.  Особенно — притёршимся к ситуации и распухшим в «прихватизированных» нишах юристам.

Тем не менее, кто-то должен сказать Обществу правду.  Не выдавая за неё свои личные и клановые шкурные интересы.

А подлинная правда состоит в следующем.

При советской власти у нас была надобщественная система управления, которой всё принадлежало, интересы которой — «государственные интересы» — были превыше всего; система эта практически ни перед кем не отчитывалась.  Однако у неё были свои достоинства.  Прежде всего, наука занимала достойное место в обществе.  Техника стремилась к развитию передовых технологий, а не к выкачиванию за рубеж невосполнимых природных ресурсов.  В принципе можно было поставить на место почти всякого зарвавшегося и оборзевшего чиновника. 

Однако «подвижникам капитализма» типа Гайдара, Чубайса, Горбачёва, Ельцина и иже с ними эта система хозяйствования казалась малоэффективной.

Не думаю, чтобы кто-либо из вышеназванных на самом деле понимал, что такое вообще эффективность системы.  Поскольку их учили чему угодно, но только не основам системоанализа.  Эта проблематика настолько важна, что заслуживает отдельного серьёзного разговора.  Я всегда готов изложить собственную концепцию, наработанную за долгие годы службы в исследовательских институтах Минобороны Советской Армии (а тогда — из песни слова не выкинешь — самая мощная и самая передовая наука была только там;  теперь же её практически вообще нет).

«Экономистам» типа Гайдара никогда не осознать, что их «трудами» придуман намного худший способ хозяйствования, чем был при советской власти.

Сегодня мы имеем именно такую, ещё худшую систему управления Обществом — псевдокапиталистическую.  Она усвоила всё самое худшее от старой системы.  Прежде всего, громоздкий и саморазмножающийся чиновничий аппарат, заинтересованный исключительно в самосохранении и использовании пресловутого «административного ресурса» в своих собственных шкурных интересах.  Государство же как было, так и осталось тоталитарным.  Только стало ещё более лживым и беспринципным.  Тотальный обман Общества стал основой всей «государственной политики».  Зависимость государства от народа стала ещё меньшей.  Практически нулевой.  Ради незаслуженного благополучия 3% населения, 90% подвергаются подлинному геноциду (оставшиеся 7% — мелкие прихлебатели, поддерживающие строй в надежде всё-таки урвать побольше для себя лично).  Сегодня идёт бессовестный и неприкрытый откат к самым худшим реалиям советского режима.  И в идеологии (флаг – гимн – помпезнизация «госотправлений» - упёртость и самодостаточность предержащих властей ), и в практической недееспособности и безответственности всего общественного строя, всё более явно устремляющегося к худшим образцам полицейско-криминального госаппарата.

Массовые коммуникации (по недомыслию именуемые «средствами массовой информации» — что ярко свидетельствует о всеобщем непонимании сути этого фактора, см.[5]) либо переводятся в разряд беспринципных рыб-прилипал, либо бесстыдно и беспардонно уничтожаются.

Все официальные отношения строятся по формуле «деньги — власть — деньги».  Отсутствие у них всего святого, «власти» прикрывают фарисейскими ритуалами околорелигиозного и просто религиозного экстаза.  И всё — за народные деньги.  Ибо никаких иных в нормальном Обществе нет.  Строятся дворцы и храмы для избранных, без зазрения совести размножаются охранные и обслуживающие «элиту» структуры, разрабатываются новые забавы и престиж-ритуалы для пресыщенных «собственников», растащивших по собственным карманам всенародное достояние.  По сравнению с сегодняшними олигархо-криминало-чиновниками прежние «коммунистические бонзы» в личной жизни выглядят чуть ли не аскетами.  Как это, например, понимать — губернатор (т.е чиновник!) мало того, что расточает невосполнимые природные ресурсы (общественное достояние!), — он ещё и приторговывает футбольно-хоккейными командами!?

Самые крупные чиновники «прихватизировали» самые крупные куски бывшего народного достояния.  Даже такая странная организация, как Администрация Президента, по-видимому, считает себя тоже «хозяйствующим субъектом».  И ныне желает присвоить наш Аэрофлот.

Всяческими способами народу вдалбливают искажённые представления и привычки — от разрушения русского языка до сказок о богатстве страны, в которой много сверхбогатых.  Замалчивая очевидный факт, что во-первых существует вполне определённый фактор перераспределения удельной платёжеспособности, а во вторых — что непомерные (и незаслуженные!) состояния у нас наживаются вовсе не праведным трудом и не благодаря уму и образованию.  Скорее наоборот — самые подлые, самые необразованные, самые глупые — выдвигаются узурпаторами власти в ряды «элиты».  Сами власти рекрутируются практически из тех же маргинально-подозрительных слоёв общества, никогда в средней школе выше тройки не поднимавшихся.  (Достаточно вспомнить В.С. Черномордина.  Да и М. Касьянова тоже).

В чиновничестве со страшной силой проявляется «синдром толпы».  Как известно, он состоит в том, что любая толпа глупее своего самого глупого члена.  Сегодня приходится добавить: и продажнее самого последнего своего коррупционера.  Недаром на «Эхе Москвы» ввели понятие «они»: каждый из телеверхушки, взятый по отдельности, похож на обычного человека; но вместе взятые они теряют человеческий облик, становятся боязливо-подобострастными к «руководителям» и деспотично-беспринципными по отношению к «своим подчинённым».  И — в нарушение Конституции — вводят цензуру.  Например, как рассказала г-жа Смирнова (одна из двух ведущих телепрограммы «Школа злословия»), нельзя, оказывается, сказать во всеуслышание, что наш Президент ничем не отличается от обычного человека.

С последним я решительно не согласен — отличается.  Весь опыт последних десятилетий не оставляет места для иного убеждения, чем то, что практически все наши руководители катастрофически не дотягивают до «обычного человека».  Причём не только по морально-нравственным навыкам, но и по уровню личной культуры, не исключая и культуру речи.  И они не понимают главного: для Президента абсолютно недопустимо то, за что можно извинить «простого человека».  Как говаривали древние римляне, Quod licet Jovi, non licet bovi! («Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку!» — хотя в данном случае «бык» и «Юпитер» как бы поменялись местами).

В обыденной жизни я встречал чиновников, похожих на обычных людей.  Но чиновничий клан — нечто совсем иное.  Это сборище людей с совершенно сдвинутыми мозгами.  Человек в своём служебном кресле — это уже не совсем человек.  Чиновник — это существо, которое не только ничего не производит — ни вещественного, ни интеллектуального, — оно «создаёт» нечто, что не только не нужно Обществу, но что весьма вредно для людей, — оно «производит» видимость бурной деятельности: непрерывно меняет формы отчётных бланков, требует отчётности, где просто незачем отчитываться; не считаясь с немалыми затратами Общества, непрерывно меняет дислокацию учреждений, названия улиц, адреса и номера телефонов.  В нашей идиотической, чиновником оседланной, жизни любой справочник устаревает за два года.  Чиновник со всего этого кормится.  Придуманное Петром «кормление» прекрасно (для чиновника) действует и сейчас.

Но ему, чиновнику, этого мало.  Он упорно желает за всякое своё телодвижение — и так предписанное ему Законом — получать от «просителя» мзду.  При этом ему совершенно чужды какие-бы то ни было соображения об эффективности экономики, о дееспособности государства, о насущных потребностях граждан и Общества в целом — всем этим без малейших раздумий и сожалений он готов немедленно пожертвовать, если это хоть в малейшей степени способствует увеличению его собственных доходов.

Именно поэтому губительна идея Тарасова**.  Нет, чиновнику ни в коем случае нельзя поручать никакого кураторства бизнеса — он заставит этот бизнес работать на себя, обязательно при этом всячески тормозя его технологическое и организационно-управленческое развитие.  Ибо обирать проще именно слаборазвит’ого.  Более того, если посулить чиновнику процент от прибыли «его» предприятия, — всеми силами и всеми доступными ему средствами (заметьте, — всё на те же народные деньги) чиновник станет давить и сживать со свету все иные, неподвластные ему, предприятия.  Такова неизменяемая суть чиновника.

Вы скажете:

— А если он ничего этого делать не будет?

Отвечу:

— Тогда это будет уже не чиновник.  А нечто принципиально новое.  О чём имеет смысл поговорить поподробнее в другое время.

Для начала возникает вопрос: а не попробовать ли для полной определённости попытаться сформулировать «научное» определение исследуемого явления?  Что это, в конце концов, такое —чиновник? 

Тем более, что и отношение к нему в сегодняшнем обществе неоднозначно.  Для большинства «простого народа» это слово давно превратилось в своеобразное ругательство.  Зато определённые слои не прочь и поёрничать вокруг этой темы: дескать «Ну что с меня взять?  Я же простой чиновник!».  Некоторые деятели даже видят в этом словечке нечто заслуживающее, на их взгляд, определённого почтения.  Характерный разговор недавно произошёл на Преображенском телефонном узле.  Мадам Самохвалова, Татьяна Васильевна, начальник отдела претензий, не желающая беспрекословно выполнять требования Федерального закона «О ветеранах», заявила мне: «Ну, что вы!  Мы вправе сомневаться в любом законе.  Мы же чиновники!». 

Полагаю, никакой чиновник не вправе сомневаться ни в каком действующем законе: его дело — исполнять.  А сомнения (как и критика законов) — дело учёных. 

Забавно иное: у госпожи Самохваловой нет никаких оснований считать себя чиновником.  Ибо сегодняшняя МГТС — ОАО.  То есть открытое акционерное общество.  Как видите, налицо явственный сдвиг в мозгах.  Что и доказывает необходимость чётких дефиниций.  Об этом, собственно, и говорит один из основных законов формальной логики — закон тождества.  А любое противоречащее формальной логике суждение — ложь.

 

2.О некоторых полезных определениях

Итак, что такое, на наш взгляд, чиновник?  Чем он отличается от специалиста и от политика?

Причём никак нельзя не отметить, что последний сам по себе тоже не вызывает никакой симпатии у нормального человека.  Об этом говорит не только Владимир Савченко (см. эпиграф), но и знаменитый драматург Бернард Шоу: «Существо, объявившее себя политиком, не заслуживает звания человека.  И создавшие его силы должны бы позаботиться об исправлении ситуации».

Но политик в некоторой степени всё же косвенно зависит от обслуживаемого им народа — по крайней мере, — в предвыборный период.  Политик — существо выборное.  Чиновник же от обслуживаемого им народа вообще никак не зависит.  Ибо он — существо, назначаемое сверху.  Поэтому он, чиновник, лебезит и пресмыкается только перед всеми «вышестоящими» начальниками, а всеми «нижестоящими» помыкает и требует от них «делиться» (как образно сформулировал небезызвестный г-н Лифшиц).  Поэтому вся работа чиновника направлена на удовлетворение амбиций и потребностей в доходах своего непосредственного начальника и, конечно же, себя любимого.  Бюрократическая система, состоящая из чиновников, мало сказать неэффективна — она смертельно опасна не только для конкретного Общества, но и для человечества в целом.

Как звено системы управления Обществом чиновник выполняет единственную функцию — реле задержки.  Как известно любому управленцу (специалисту, а не чиновнику), подобное звено в системе управления полезно для синхронизации множества подсистем, отвечающих за разные физические органы управления.  Например, при выполнении самолётом манёвра — рули, элероны, триммеры и спойлеры должны сработать синхронно.  Но каждый из них имеет свои динамические характеристики (инертность, массу, время перемещения из одной позиции в другую).  Задача реле задержки — «попридержать» наиболее подвижные элементы, чтобы менее динамичные от них не отстали. 

Но никто ведь не поручает реле задержки принимать содержательные решения.  Например, о необходимости выполнения вышеописанного манёвра.  Так же следует поступить и с чиновником: лишить его права принимать содержательные решения.  Это — прерогатива выборных представителей народа (как любят выражаться некоторые юристы, — «представительной власти»).  Дело исполнительной власти — исполнять.  При этом чиновник осуществляет исключительно регистрационные функции.  (Надзорные функции выполняет судебная подсистема Общества).

Вот это и следует признать основным принципом подлинной демократии.

Предвижу вопрос: а как быть с Президентом?  Ведь он сам нередко называет себя главой исполнительной власти.  Отвечу: правильно называет.  А вот когда издаёт указы, претендующие заменить «отсутствующие законы», — поступает неправильно.  Указ — инструкция чиновнику, как вести себя, чтобы не нарушать Закон.  Создание законов — дело законодательной власти.  Кстати, когда её отождествляют с «представительной властью», — поступают незаконно: в демократическом обществе вообще нет места никакой непредставительной власти.  И в первую очередь обязана быть представительной именно исполнительная власть.  Что и имеет место даже в пресловутых США. 

Если же желаете обладать правом «вето» по парламентским вердиктам и считать себя «Главой государства», да притом ещё рассылать по провинциям «собственных представителей» (уж не наместников ли?) — именуйте себя монархом.  Но отнюдь не демократом.

Во главе государства демократического Гражданского Общества должна стоять синтетическая, сформированная по отработанным Наукой критериям и принципам, коллегиальная Концептуальная власть.  Ей Общество поручает определение методологии и конечных целей своего развития.  И ей в стратегическом плане должны быть подчинены привычные три ветви государства: судебная, законодательная, исполнительная.  (В порядке их важности для Общества).

Следовательно, надо заново написать Конституцию РФ.

Иначе никогда не избавиться от засилья чиновника и никогда не создать эффективного и человеколюбивого государства.  А тогда — о какой демократии речь?

 

3.Анализ сложившейся идейной ситуации

Следует проанализировать те модели демократии, которые нам навязывают конкретные ныне действующие политики.  Прежде всего, рассмотрим наиболее распространённые «общетеоретические» взгляды на проблему.

Во многих словарях демократия определяется как «власть народа, народовластие, форма политического, государственного устройства, основанная на признании народа как источника власти, признании его права принимать участие в решении общественных, государственных вопросов, на признании принципов свободы, равенства, предусматривающая введение правовых и процедурных гарантий их реализации во всех сферах жизни общества».  Здесь, как говорится, много верного и много нового.  Но всё верное не ново, а всё новое не верно.

Демократия — самый сложный и многозначный по формам реализации тип политического режима.  Уже семь столетий, начиная с 1260 г., когда это слово было впервые употреблено в переводе аристотелевской «Политики», и до настоящего времени — не смолкают споры о значении термина «демократия».

Местом рождения демократии принято считать город-государство Афины (V век до н.э.).  Центральным политическим институтом в Афинах было Собрание, открытое для всех взрослых граждан мужского пола.  Собрание простым большинством голосов могло решать любые внутренние проблемы — без всяких правовых ограничений.  Суды проводились присяжными, большинством голосов решающих, виновен ли человек.

Лидеры Собрания не избирались, а тянули жребий — афиняне считали, что любой гражданин способен занимать государственную должность.  Отсутствовали такие исполнительные институты как президент, премьер-министр, правительство.  Ответственность за принятие решений ложилась на плечи граждан.  Несмотря на многие внутренние слабости, афинская демократия просуществовала почти 200 лет.  По современным представлениям, это была «прямая демократия».

Дело в том, что сегодня понятие «демократия» используется неоднозначно — оно как бы подразделяется на частные случаи — «подвиды» термина:

            1) принятие политических решений осуществляется всеми без исключения гражданами, в соответствии с правилами правления большинства, — «прямая демократия»;

            2) граждане осуществляют свое право не лично, а через своих представителей, — «представительная демократия»;

            3) власть большинства реализуется в рамках конституционных ограничений, гарантирующих меньшинству условия для осуществления их прав (свобода слова, вероисповедание и т.д.) —«конституционная демократия»;

            4) реализована политическая система, направленная на минимизацию социальных и экономических различий — «социальная демократия».

Сразу очевидны достоинства и недостатки прямой демократии: хорошо, что все участвуют в управлении Обществом; плохо, что не все к этому хорошо подготовлены.  Другие подвиды проанализируем в ходе последующего исследования идеологий конкретных партий.

Общий родовой термин «демократия» стал самым распространенным.  Но до сих пор в политологии не выработаны общепринятые представления, позволяющие сформулировать четкое определение демократии.  Различные авторы акцентируют внимание на отдельных составляющих демократии: на власти большинства, на ее ограничении и контроле над ней, на основных правах граждан, на правовой основе государственности, на разделении властей, на всеобщих выборах, на гласности, на конкуренции различных мнений и позиций, плюрализме, равенстве, соучастии и т. д.   

Соответственно демократия интерпретируется в нескольких значениях: во-первых, расширительно — как общественная система, основанная на добровольности всех форм жизнедеятельности индивида.  Во-вторых, как форма государства, при которой все граждане обладают равными правами на власть.  В-третьих, как идеальная модель общественного устройства, как мировоззрение, основанное на ценностях свободы и равноправия.  Термин «демократия» трактуется также и как социальное движение — политическая ориентация, воплощенная в программах определенных партий.

Различия в интерпретации демократии, как и различия в механизмах ее реализации в конкретных обществах, обусловлены отсутствием единых методологических принципов анализа. С точки зрения нормативного подхода, формируется идеальная модель демократического управления, соответствующая ментальности населения, его представлениям о справедливом правлении.  С позиций эмпирически-описательного подхода, демократия оказывается совокупностью принципов, процедур и политических структур, которые обнаружили свою эффективность в реализации общественных и индивидуальных целей и потребностей.

Таким образом, различные теории демократии исходят либо из принципа долженствования, либо апеллируют к практике формирования системы управления Обществом.

Имеет хождение несколько локальных теорий демократии.

«Либеральная теория» основывается на англосаксонской традиции, рассматривающей демократию как ответственное и компетентное правление.  Здесь принцип ответственности доминирует над принципом соучастия.  Источником власти считается народ, выражающий свою волю не прямо, а посредством своих представителей, которым он делегирует полномочия на определенный срок.  С одной стороны, управлением занимаются специально подготовленные люди, но, с другой стороны, их деятельность может быть эффективной лишь постольку, поскольку она опирается на поддержку большинства населения.  Отношения между представителями народа и самим народом основаны на полномочиях и доверии.  Конституция закрепляет перечень тех полномочий, которые народ передает своим избранникам, и определяет меру ответственности за принимаемые ими решения.

Этот подход представляется мне довольно продуктивным.  Однако сразу же отметим: здесь слово «либеральная» — скорее поэтический эвфемизм, чем научный термин.  Он употреблён больше для «красивости» слога, чем как носитель строгого выверенного смысла всего словосочетания.  Проще говоря, вопрос о соотношении демократии и либерализма «либеральной теорией» не только не решается, но даже и не ставится.  (Что в общественных науках — и не такая уж большая редкость).  И нам предстоит самим этот вопрос решить.

Теория прямой («идентитарной») демократии отрицает принцип представительности.  Демократия рассматривается как прямое правление народа, который сам способен выразить свою единую волю.  В этой теории нет деления на управляющих и управляемых.  Общая воля народа, выраженная на собраниях, является единственной легитимной основой составления законов и деятельности правительств.  О достоинствах и недостатках этой теории уже сказано выше.

Однако нельзя не отметить, что правительство сменить много легче, чем народ.  Это — комментарий к результатам последних думских выборов в нашей многострадальной стране.  Как справедливо отметил классик, хорошие манеры начинаются как минимум со ста фунтов в неделю.

Теория плюралистической демократии отрицает наличие в обществе единой воли народа как основы для деятельности власти.  Считается, что единая воля народа нереальна в силу человеческой природы: люди в конкретных действиях исходят из принципа личной, а не общественной пользы.  Общество же представляет собой систему разноплановых социальных групп, стремящихся к реализации несовпадающих интересов.  Процесс принятия политических решений происходит через борьбу этих сил и оказывается своеобразным компромиссом.  Иначе говоря, плюралистическая теория демократии исходит из равновесия политических сил, что должно исключать подавляющие действия одной властвующей группы.

В порядке возражения авторам этой теории отметим: исключительно личными интересами руководствуется чаще малообразованный и малокультурный человек.  Лучшие же, как утверждает история, способны за общую идею даже взойти на костёр.  При всём при том, Общество не должно позволять своему государству монополизировать образование — с целью тиражирования эгоистично-вороватого, но послушного быдла.

Что касается «равновесия политических сил» — то это, мало сказать, утопия.  А если вспомнить, каким расточением общественных ресурсов, вплоть до рек крови, обходится Обществу это «политическое равновесие» — убеждаешься, что лучше бы с этой теорией в реальной жизни не встречаться.  И не следует в конституции устанавливать право каждой из ветвей «власти» формировать и расформировывать другие ветви.  Тем более не должно быть такого права у Президента.

Элитарная теории демократии основана на убеждении, что следует идти не от идеала, а от признания в качестве нормы лишь того, что проверено на практике.  Поскольку не существует рационального поведения отдельного индивида при голосовании и отсутствует обоснованная концепция всеобщего блага — постольку необходимо «политическое разделение труда».  Господствующая элита, избранная на определенный срок, принимает функции политического представительства большинства населения, лишенного на тот же срок возможности действовать.  Требования демократии касаются лишь методов формирования институтов власти.  Здесь «демократический метод» — это порядок создания института для достижения политических решений, при котором отдельные социальные силы получают право на принятие решений посредством конкурентной борьбы за голоса народа.

Вопреки мнению авторов этой теории, заметим, что дело даже не столько в формальных методах формирования «институтов власти», сколько в критериях и способах выделения пресловутой «элиты».  Ибо всегда сохраняется опасность сведения «элитной» демократии к вульгарной формуле «деньги – власть – деньги».

Теория партиципаторной демократии (основанной на принципе соучастия граждан непосредственно в конкретных течениях политического процесса) исходит из идеала индивидуального самоопределения автономной личности.  Самоопределение личности рассматривается как право на всестороннее политическое участие в масштабах всего общества и в любых его подсистемах.  В 60-х годах в западных странах демократия участия стала активно развиваться в различных формах самоуправления, новых социальных движениях (например, движении «зеленых»), общественных инициативах, отрицающих государственное принуждение.

Теория социалистической демократии трактует ее как форму классового господства.  В рамках данной концепции развивались две традиции — ортодоксальная (К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин) и реформистская (Э. Бернштейн, К. Каутский).  Парадокс демократии в ортодоксальной интерпретации состоит в том, что только социалистическая демократия устанавливает власть народа, но в итоге при коммунизме демократия вообще отмирает.  Права и свободы личности приносятся в жертву «общественному интересу».  Однако «общественный интерес», который не основан на личном, превращается в фикцию.  В связи с этим практические попытки сформировать общую волю, политическое единство путем устранения многообразия социальных интересов привели к краху режимов социалистической демократии.

Социал-реформисты понимали демократию как определенную форму компромисса, соглашения разнородных социальных сил, не отрицая при этом, что цели общества изменяются по мере изменения условий жизни личности.  

Каждая из рассмотренных моделей демократии имеет свои недостатки.  Недаром, обращая внимание на сложность описанных процедур, У. Черчилль заметил: «Демократия — самая плохая форма правления, если не считать все остальные, которые время от времени подвергаются проверке».

Можно в принципе согласиться с тем, что демократия в целом мало подходит для радикального решения стратегических проблем, поскольку демократия требует толерантности, постоянного согласования трудносовместимых интересов, проработки различных альтернатив и т. д. — что, конечно, затрудняет достижение консенсуса и удлиняет сроки принятия оптимального для Общества решения.  Полагаю, оптимальная стратегия (в том числе рациональная Конституция) — скорее плод мощного и всеобъемлющего индивидуального интеллекта, чем амбиционной, малообразованной и лоббициозно-эгоистичной «толпоэлиты».  Поэтому впредь не следует нам писание конституций поручать каким-либо «конституционным собраниям».  Если это противоречит основным «ценностям либерализма» — тем хуже для этих «ценностей».  

Не надо при этом забывать однако, что недемократичное управление Обществом не только может оказаться справедливым, но и просто достаточно эффективным, — исключительно при одном непременном условии: неважно какими путями, но на вершину управленческой пирамиды должны гарантированно попадать только самые лучшие представители Общества.  В смысле их интеллекта, образованности, общей и специальной культурности, эрудиции и широты мышления.  А также их морально-нравственных навыков и принципов.  А также в смысле их здоровья и физической выносливости и тренированности.

Понятно, что это-вот — уж точно чистая утопия.  Везде и всегда во власть стремятся (и как правило, попадают) именно лишённые совокупности всех этих качеств.  В смысле их необходимой полной конъюнкции.  (См. эпиграф).  Уже поэтому лучше подлинная демократия, чем шаткая надежна на неожиданные ум и порядочность неожиданно выползающих из небытия на свет божий разнообразных ельциных, бушей, путиных, лукашенков и им подобных.  

Весь вопрос в том, какая именно демократия — подлинная.

Современные, плохо обоснованные и структурированные демократии, а они существуют примерно в тридцати пяти странах, обладают рядом общих функциональных черт и структурных атрибутов.  Но нас, я полагаю, сегодня больше интересует Россия.

 

4.Политический режим в современной России   

Сложившийся сегодня в России политический режим вряд ли можно чётко отнести к какой-то конкретной модели.  Выйдя из недр тоталитаризма, политическая система России пытается обрести некоторые черты развитой демократии.  Однако пока политический строй в нашей стране отягощен многими свойствами и иных политических режимов.  При этом сохранившиеся традиции тоталитаризма в России обладают собственной спецификой.  Принципиальное значение имеет тот момент, что промышленная революция у нас была осуществлена за счет превращения всей массы населения в наемных рабочих — при тотальной экономии на оплате труда.  Эта экономия, (практически сверхэксплуатация) привела к деградации рабочей силы и развитию ее теневого воспроизводства.  В результате характеристики труда перестали соответствовать потребностям индустриально-информационных технологий.  Перекос усиливается вследствие неправомерного деления профессий на «бюджетные» и «внебюджетные» — при совершенно неоправданном финансовом превосходстве вторых.

Постановка задачи преодоления тоталитаризма оказалась ошибочной.  Наивная надежда на чудодейственность частной собственности и рыночных механизмов была быстро развенчана.  Государственная идеология сегодня опирается лишь на фантомы политического характера.  Исполнительная власть заполняет идейный вакуум событиями текущей политики, кадровой чехардой и обещаниями.  Однако политические программы и предвыборные обещания превратились в официозную политическую «риторику», о которой после выборов никто не вспоминает.

В то же время власть ещё больше отделилась от народа.  Многие противоречия, возникшие ещё в эпоху социализма, не разрешены.  Идёт очень жёсткая борьба в высших эшелонах власти за статус и контроль денежных потоков.  Ослабли регуляционно-контрольные функции власти, что позволяет «элите» решать свои корпоративные проблемы за счет Общества.  Неустойчивость этой ситуации, сложность социально-политической обстановки затрудняют процессы демократизации России и создают условия для усиления в стране авторитаризма.

Усиление авторитарных тенденций в политическом режиме России обусловлено принятой в 1993 г. Конституцией, в которой распределение полномочий явно деформировано в сторону исполнительной власти, и особенно Президента.  Реальных рычагов воздействия на его политику у других ветвей власти практически нет.

Рассуждая теоретически, автократия, как уже выше отмечено, могла бы быть весьма эффективным институтом управления Обществом.  При единственном условии: к высшей власти будет призываться самый мудрый из самых порядочных и самых волевых членов Общества.  Но в жизни — фатальным образом — на эти посты всегда попадают, мало сказать, не самые лучшие.  Уже этого вполне достаточно чтобы признать назревающую в сегодняшней России автократию наихудшим из всех возможных режимов управления постсоветским Обществом.

 

5.Конституционные «обоснования»  «демократии по-русски»

Действующая ныне КРФ была написана не только под существовавшего в тот момент «правителя», но и, мягко говоря, не слишком грамотно — и стилистически, и системно-логически, и даже юридически.  Покажем это на некоторых конкретных примерах.

И по смыслу, и в стилистическом плане вызывают возражения следующие строки преамбулы:

«сохраняя исторически сложившееся государственное единство» — можно говорить о единстве страны, о единстве Общества; государство же — всего лишь одна из подсистем Общества (система управления).  На памяти одного поколения на территории России сменилось несколько государств.  Иначе говоря, здесь имеет место типовая ошибка, распространённая в сегодняшней юриспруденции: смешение Общества (страны) и государства.

«возрождая суверенную государственность России» — разве до 12.12.1993г. Россия не была суверенной?  Разве СССР не был Россией в сознании миллиардов землян?

Ст.1. «Россия есть демократическое правовое государство».  Вовсе не «есть».  России ещё только предстоит стать правовым государством.  Ибо это такое государство, которое законодательно признаёт себя и гражданина страны равнозначными субъектами права.  А ст.33 КРФ гласит: «Граждане РФ имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы».  Это не правовой принцип.  Граждане могут подать иск в суд на эти самые органы и на государство в целом — вот это есть основной признак правового государства.

Если Президент имеет право вето на любой закон, принимаемый парламентом (а сегодня он его фактически имеет, хотя в Конституции это описано весьма смутно и непоследовательно), и если он вправе рассылать собственных представителей в регионы и «является главой государства» (ст.80) — такой строй Общества следует называть монархическим, а не демократическим.  Тем более, что президент снабжён мощнейшим рычагом давления на Думу (ст.111 и 117), какого, пожалуй, не было даже у русских царей. 

Ст.2. «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства».  Права человека возникают по факту его рождения.  И совершенно не зависят от воли какого-либо государства.  Так что, соблюдение и защита этих прав — обязанность государства.  Но в его компетенцию не входит признание или непризнание этих прав — они выше прав государства.  Которыми его, государство, может наделить только Общество.  Всё другое — насилие, деспотия и прочее, не имеющее никакого отношения ни к демократии, ни даже к Праву вообще.  Причём не следует смешивать сиюминутный закон с Правом.

Самое смешное, что ст.2 противоречит пункту 2 статьи 17: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения».

И таких противоречий в КРФ немало.  Слишком много разного народу писало КРФ.  И никто не удосужился хотя бы внешне состыковать их друг с другом.  Чёткие и непротиворечивые законы могут создаваться только одним всеобъемлющим умом, но никак не агрессивно-склочной, амбициозной и внутренне противоречивой толпою.  (Что, разумеется, тоже аргумент не в пользу прямой демократии).  Выход в том, чтобы не выбирать в Думу кого попало, а только тех, кто пройдёт строгий научно обоснованный отбор — на интеллект, нравственность, владение системоанализом, общую эрудированность и широту мышления.  В практической юриспруденции дедукция всегда предпочтительнее индукции.  Закон же не «источник Права», а его логическое следствие.

Ст.3. «Носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является её многонациональный народ».  Суверенитет — не столько «верховные права», сколько «независимость государства от других государств».  Суверенитет — характеристика государства, а не «многонационального народа».  А вот народ не должен быть только «источником» власти (видимо, в смысле «вышли мы все из народа»).  Ибо он, народ (Общество в целом), — единственный легитимный носитель неограниченной (неделегированной) власти в Обществе.  Все остальные, государство тоже — обладают только делегированной (снизу - вверх) ограниченной властью.  Государство — не господин, а слуга народа.

Пункт 3 ст.3 «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы» не соответствует пункту 2 той же статьи «Народ осуществляет свою власть непосредственно».  Ни выборы, ни референдум не способны реализовать «непосредственную власть народа».  Это возможно только при исключении какой бы то ни было непредставительной («назначательной») власти в Обществе.  При этом «верхние этажи власти» должны отчитываться не перед ещё более верхними, а перед нижними — делегировавшими им часть своих властных полномочий.  Ибо, как уже сказано, всей полнотой власти обладает только народ в целом (т.е. Общество), частью которого является государство.  Естественно, не часть делегирует власть целому, а наоборот. 

Учитывая сказанное, необходимо признать ст. 12 КРФ принципиально ошибочной («Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти»).  Самоуправление — базис государственного управления.  В подлинно демократическом — Гражданском Обществе — прилагательное «местное» исключается из обихода: самоуправление должно быть не местным, а повсеместным.  Вообще следует пореже употреблять термин «власть», заменяя его терминами «полномочия» и «управление».  Самоуправление — исходное звено управления Обществом, наделённое максимальными (после Общества в целом) полномочиями. 

Необходимое пояснение: вопреки распространённому (но принципиально ошибочному) взгляду на термин «гражданское общество» как на «совокупность внегосударственных общественных отношений», мы полагаем правильным использовать этот термин в единственном достойном его значении — как высший тип демократического Общества, с полностью подчинённым ему правовым государством, являющимся одной из системообразующих функциональных подсистем Общества.  Общество поручает государству управление собой в своих (а не государства) интересах — на установленных Обществом принципах и со всеми ограничениями, наложенными Обществом на своё государство.

Полномочия делегируются снизу вверх, что формирует систему управления как пирамиду, стоящую на основании.  В противном случае пирамида власти неустойчиво «покоится» вверх ногами — на собственной вершине.  Что, к сожалению, имеет место в сегодняшней России.

Ст.4. «Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю её территорию».  На всю территорию России распространяется действие Конституции.  Суверенитет же — понятие «внешнее» по отношению к РФ (как независимость от других государств).  Поэтому суверенитет относится не к территории, а к государственному механизму со всеми его подсистемами.

Многочисленные авторы Конституции РФ не отработали единое однозначное понимание словосочетания «Российская Федерация»: иногда оно толкуется как «система элементов («субъектов») федерации», иногда — как «центральный аппарат управления федерацией».  А иногда — как территория России (страна).  Что совершенно недопустимо.  В любом законе все термины должны быть строго определены и обязаны сохранять подобие самим себе на всём протяжении закона.  Несоблюдение этого требования есть грубейшее нарушение одного из основных законов формальной логики — закона тождества.  Нарушая этот закон, можно строить любые софизмы.  Которые, естественно, недопустимы в любом законе.  Тем более — в основном законе Общества.

Между тем, на эту типовую ошибку указывала ещё БСЭ: «Поскольку государство строится по территориальному принципу, этот термин иногда неточно употребляют как синоним понятия “страна”». 

Ст.5. Представляется недостаточно корректным п.2: «Республика (государство) имеет…».  Государство — независимое от других государств формирование, имеющее свою армию, собственную валюту, собственную внешнюю политику.  Ни теоретически, ни практически ни одна из республик, входящих в РФ, подобными атрибутами не наделяется.  Если бы наделялась, возникло бы дикое противоречие с пунктом 4 той же статьи, утверждающим, что «все субъекты Российской Федерации между собой равноправны», — а никакая область или округ принципиально не могут иметь собственные армию, валюту и внешнюю политику.  Как ни верти, просматривается явное нарушение требований формальной логики.  Сам этот принцип — «государство в государстве» — выглядит, как минимум, системно-смысловой нелепостью.  Если объединяются государства — это называется конфедерацией.  А не федерацией.

На этом примере (как и на многих других в тексте КРФ) явно просматривается не только низкая логико-системная квалификация сегодняшнего российского законодателя, но и его скрытое иезуитское стремление любой ценой «и на ёлку влезть, и ягодицы не исколоть».

Ст.6. «Гражданство РФ приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом, является единым и равным независимо от оснований его приобретения».  Вместо того, чтобы чётко сформулировать эти самые «основания приобретения» — которым место именно в конституции — законодатель по устоявшейся привычке «гонит зайца дальше», перелагая ответственность на последующие поколения.  Невелика польза «отсылочной» конституции, содержащей одни голословные декларации и лозунги.  Тем более, что сама КРФ запрещает законы, ей противоречащие.  Где логика?

Какие соображения заставили законодателя даже возраст приобретения гражданства убрать из этой статьи и унести его куда-то на задворки, в 60-ую статью (ничего, кроме этого и не содержащую)?  Почему речь о правах иностранцев и неграждан тоже убрана куда подальше — в 62-ую статью?  Думал ли вообще кто-нибудь о разумной композиции КРФ?

И если «Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в РФ правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ» (ст.62), то какой смысл в лозунге «Каждый гражданин РФ обладает на её территории всеми правами и свободами и несёт равные обязанности, предусмотренные КРФ» (ст.6)?  Почему, наконец, даже эти убогие соображения нельзя было объединить в одной статье?

Любовь к выспренним, но пустопорожним лозунгам — огромный недостаток отечественного законодателя.  А бесконечные повторения этих лозунгов свидетельствуют не только о низкой системно-логической подготовке законодателя, но и о его комплексе неполноценности: он всё время пытается не один раз подчеркнуть кажущиеся ему важными моменты (типа «через сколько дней из Совета Федерации закон поступает на подпись Президенту), — упуская при этом всё действительно важное для жизнеустройства Общества

Ст.7. Эта статься содержит всего лишь выспренние декларации, пригодные для предвыборного лозунга, но не для серьёзного закона.  Разумнее было бы изложить здесь чётко и последовательно сформулированные ограничения, накладываемые Обществом на государство.  Например, запрещающие исполнительной власти расстреливать законодательную власть из танковых пушек.  Не худо было бы чётко определить области компетенции каждой из трёх привычных ветвей государства и запретить им пересекаться (тем более узурпировать всю реальную власть в руках одной из них).  Необходимо запретить ветвям расформировывать друг друга, оставив это исключительно в компетенции Общества в целом («народа»).

Необходимо сформировать Концептуальную ветвь и подчинить ей в стратегическом аспекте — в области целеполагания и оптимизации путей и методов — три остальные ветви.

Необходимо законодательно закрепить представительность каждой из ветвей государства — в подлинно демократическом Обществе вообще нет места непредставительной власти.  И в первую очередь обязана быть представительной исполнительная власть.

Ст.8. Пункт 2 двусмыслен.  Что значит «и иные формы собственности»?  Подобное заявление полностью дезавуирует предыдущее перечисление.  Ведь под «иные» можно подогнать всё что угодно.  Этим «и иные» (к сожалению, присутствующим во всех сегодняшних российских законах) вообще нет места в строгом юридическом языке.

Ст.9. П.1 — пустая декларация.  Что значит «природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности народов»?  На какой правовой основе используются?  Кому они изначально принадлежат?  Могут ли они все оказаться в частной собственности?  (Мы убеждены: нет, не могут!).  Так что здесь в КРФ — чёрная дыра.  Способная — как и реальная чёрная дыра — втянуть в себя в итоге всё Общество.  (Что уже явственно и происходит в наши дни).

Второй пункт ситуации не улучшает: «Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности».  Что значит «могут находиться»?  А могут и не находиться?  Следовало бы чётко указать, что - кому у нас в стране изначально принадлежит легитимно.  Может ли всё (как было негласно внедрено) изначально быть государственным?  Я полагаю, — нет.  Клан чиновников не должен быть собственником всего сущего; чиновник должен быть наёмным служащим, законодательно лишённым права принятия содержательных решений (его функция — регистрационная).  И ни в коем случае чиновник не имеет права быть одновременно собственником и предпринимателем.  Если авторы КРФ считали иначе, почему не заявили об этом в открытую?  И здесь — всё те же «ёлки и ягодицы».

Но кому нужна Конституция, оставляющая главнейшие вопросы жизнеустройства Общества на усмотрение последующего чиновника?!

И опять эта вездесущая противоправно-противосистемная поганка: «и иные».

Ст.10. Эта статья сформулирована нечётко: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.  Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». 

Никакая власть не может «осуществляться» «на основе» её разделения на какие-то части — т.е. только по самому факту «разделения».  Власть функционирует для достижения определённых целей, в определённой области, определёнными методами.  Об этом и следовало писать.  Разделение государства на ветви — совсем иное дело.  Это не столько функциональная, сколько структурная характеристика.  Недопустимо их путать ни в каком законе. 

К тому же ветвей должно быть не три, а четыре: высшая ветвь — Концептуальная (формируемая научными методами по научно-обоснованным критериям), — затем (в порядке их роли и их важности для Общества) — судебная, законодательная, исполнительная. 

Функционально эти четыре ветви институционируются так: Концептуальная определяет конечные цели в развитии Общества и оптимальные пути к этим целям; на основе этого она формирует направляющие косинусы для законодателя.  Судебная отслеживает правозаконность функционирования всех ветвей государства (в первую очередь — себя самой) и граждан, а также назначает меры пресечения нарушений.  Законодатель на базе принципиальных установок Концептуальной власти и норм Права, отработанных правоведением, строит законодательное поле (любой неправовой закон априори является ничтожным).  Исполнитель в строгом соответствии с этим полем осуществляет оперативное управление Обществом, реализуя решения судебной и законодательной ветвей.  Ни на какое самостоятельное право- или даже законотворчество исполнительная власть Обществом не уполномочена.

Вызывает возражения и последняя фраза этой статьи.  «Органы ветвей самостоятельны» — двусмысленно: не то ветви действуют каждая сама по себе (что также вовсе не есть достоинство государства), то ли «внутри» каждой из трёх нижних ветвей каждый орган независим от иерархически верхних структур конкретной ветви.

Закон не должен содержать нечётких положений.

Однако, эта общая нечёткость свойственна большинству статей КРФ.  Например, ст.95 «В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта РФ: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти» противоречит рассматриваемой статье (10-ой). Совет Федерации — законодательный орган.  В него не может входить «представитель исполнительного органа» — это запрещено десятой статьёй, утвердившей самостоятельность ветвей власти. 

А теоретически это абсолютно недопустимо — позволять исполнительной власти самой писать для себя законы.

К тому же словосочетание «представительный и исполнительный органы» — дичайшее системно-логическое нарушение.  Классификация по разным основаниям.  Это всё равно что сказать «Столы бывают письменные и деревянные».  Любой орган (или ветвь) с одной стороны может быть исполнительным, законодательным или судебным, а совсем с другой — представительным (выборным) или непредставительным («назначательным»). 

Как уже сказано, в подлинно демократическом Гражданском Обществе вообще нет места непредставительной власти.  И в первую очередь должна быть представительной исполнительная власть.

Ст.11. Первый пункт этой статьи абсолютно бессодержателен.  Вместо него должно быть чёткое описание сфер компетенции и форм ответственности перед Обществом каждой из четырёх ветвей государственного механизма.  Что касается Президента, то его роль описана в конституции двусмысленно.  Либо он — глава исполнительной власти.  Тогда излишен пост Премьера.  Либо его роль — внешнепредставительная, как, например, у английской королевы (тогда, возможно, не нужен Министр Иностранных дел).  Что касается «Главы государства» — то это вообще не имеет отношения к демократии (и противоречит Преамбуле: «утверждая незыблемость её демократической основы»).  В целом КРФ, в её сегодняшнем виде, постулирует в России квазимонархический строй.  До полной монархии нам не хватает малого: династического престолонаследия.  Похоже, пришедшие ныне к власти не прочь бы его установить.  Не вдруг же Борис Николаевич однажды объявил себя «Борисом Первым» (что лишний раз свидетельствует ещё и об исторической культурности российских президентов).

П.2 ещё более бессодержателен.  Если уж упомянуты некие «органы государственной власти “субъектов” РФ» — то прямо здесь они и должны быть описаны: ради чего они формируются, кем конкретно и как формируются.  Недопустимо из Конституции делать какой-то «рамочный», отсылочный закон.  Необходимо полностью исключить не только надобность, но и саму возможность последующего перетолковывания Основного закона Общества.  (Заметьте: именно Общества, а не государства). 

Есть все основания полагать, что ст.11, называя первым «осуществителем» гос.власти в РФ Президента, никак не совпадает с предыдущей (10-й) статьёй, о наличии в РФ президента умалчивающей.  Если законодатель полагает, что подобная «логика» допустима в юридическом языке, — он глубоко заблуждается.

О статье 12 главное уже сказано выше: она принципиально ошибочна.  Органы «местного» самоуправления не то что «не входят в систему органов государственной власти» — они являются основой всяческой власти в демократическом Обществе.  Только из них — снизу вверх — имеет право произрастать подлинно демократическая власть.  И недопустимо было относить функции и полномочия самоуправления на самые «задворки», в 130-тые статьи.  (В КРФ всего 137 статей).

Ст.13. Невразумителен п.4: «Общественные объединения равны перед законом» — то ли между собой равны (объединения бывают разные), то ли все они равны перед законом с другими, например, государственными формированиями?.  Безграмотная конституция плоха уже тем, что её опасно соблюдать.

Пункт 5 вызывает самые серьёзные возражения.  Недопустимо запрещать «действия, направленные на насильственное изменение основ конституционного строя», не определив однозначно всякий входящий в этот лозунг термин.  Как следует оценивать «насильственность» действий?  В чём конкретно состоят «основы»?  Где и как постулируется «конституционный строй»? 

Кстати, статья 15 (в п.4: «иные правила, чем предусмотренные законом») грубо противоречит и букве, и духу анализируемого п.5 статьи 13.

Главное же возражение таково.  Независимо ни от каких «государственных» запретов, народ изначально имеет априорное право на замену неустраивающего его политического строя на другой — более справедливый и более эффективный.  Государство — для народа.  А не наоборот. Именно в этом состоит главный принцип общей демократии.  Конституция не должна навеки закреплять некий стихийно сложившийся, научно не обоснованный строй и выводить неких конкретных людей из-под ответственности перед Обществом.  Последнее же всегда вправе легитимно, в рамках Права — без стрельбы из танковых пушек и подковёрной грызни ветвей государства между собою — заменить свою Конституцию.

Ибо Конституция — основной закон Общества, а не государства.  Государство же обязано жить по той конституции, которую сочтёт адекватной своим целям Общество.

Но даже и этот ущербный пункт 5 ст. 13 — в его сегодняшней редакции — говорит только о запрете действий и «целей», но он де-юре не запрещает идеологическую борьбу.  Например, в средствах массовых коммуникаций.  На этот факт следует обратить внимание ныне действующим «властям», весьма склонным зарываться, забываться и не считать обязательными для себя основные нормы Права.

Ст.14. Содержит ту же системно-логическую ошибку, что и статья 13: «Религиозные объединения …равны перед законом».  С кем вместе они равны?  То ли католики, мусульмане и иудеи равны вместе с православными?  То ли любые религиозные организации равны перед законом так же, как и все нерелигиозные объединения?  Юрист не имеет права выражаться столь двусмысленно.

Ст.15. П.2 содержит распространённую типовую ошибку — неправомерное отделение деятельности «должностных лиц» от «органов государственной власти».  На самом деле «органы» состоят из «должностных лиц».  Никакая «деятельность органа» физически невозможна помимо деятельности этих самых должностных лиц.  Поэтому приведённое в п.2 перечисление «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица…» системно-логически некорректно.  (Оно сильно напоминает рекламную дурость: «Это средство поможет Вам и Вашим волосам»).  Но оно некорректно и юридически: «органы местного самоуправления» априори являются основным органом «государственной власти».

П.4 также содержит теоретико-юридическую ошибку.  О ней уже сказано выше: закон не может разрешать нарушение себя самого.  Международные договоры не могут заключаться вопреки конституции Общества — государство не имеет такого права.  А нормы международного права должны быть включены в саму Конституцию. 

Составители КРФ даже не заметили, что п.4 этой статьи противоречит смыслу пункта первого этой же статьи: «Законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ».  

Ещё больше сумбура в ситуацию вносит словосочетание «…установлены иные правила, чем предусмотренные законом,…».   О каком законе речь?  О самой Конституции?  Ведь именно она есть предмет разговора.  Или же законодатель исподтишка намекал на какие-то другие законы, для принятия которых — вопреки Конституции — он иезуитски развязывал себе руки на будущее?

К сожалению, эта юридическая несообразность автоматически перекочёвывает из Конституции в другие законы (патентный, об авторских правах, об общественных объединениях и пр.).

Не заметили «конституционисты», что этот их юридический выверт находится в явном противоречии и со статьёй 79: «Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не противоречит основам конституционного строя РФ».   Как бы я ни относился к «написателям» КРФ, я всё же не могу допустить мысли, что они не осознавали того бесспорного положения, что «основы конституционного строя РФ» никак не могут формироваться «мимо» Конституции РФ.  Тем более, что именно это и написано в следующей (16-ой) статье.

Ст.16. «1.Положения настоящей главы Конституции составляют основы конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей конституцией.    2.Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации».

Здесь явственны следы того сумбурного противоборства разных фракций пресловутого Конституционного собрания, которое происходило с начала 1992г. по декабрь 1993г.  Ведь это «изящное» построение — «никакие другие положения…» — специально написано одной группировкой (писавшей первую главу) для «урезонивания» всех остальных.  Но разве так пишутся конституции — в агрессивно-амбициозном брожении незрелых умов под залпы танковых орудий по отечественному «Белому дому»! 

Очевидно, что глава 1 КРФ  хоть и названа «Основы конституционного строя», своему названию не соответствует.  Как показано выше, она вовсе не описывает какой-либо реальный строй, а в основном состоит из общих деклараций, обходя при этом все существенные вопросы жизнеустройства Российского Общества.  Забывая, что государство — отнюдь не вся Россия, а только одна из её функциональных подсистем.

 

Ст.17. Лишнее свидетельство лоскутного характера КРФ (определяемого, конечно, разношёрстностью и неквалифицированностью Конституционного собрания) — именно эта статья: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина…».  Ведь это уже было написано — теми же самыми словами — в статье 2.  Зачем же надо это повторять?  Как известно, от повторения слова «халва» во рту слаще не станет. 

Либо написавшие главу2 не читали главу1.

Приложенный к цитированному тексту «довесок» только ухудшает ситуацию: «…согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».  «Общепризнанные принципы» — не юридический термин.  Его можно толковать как угодно.  «И нормам международного права» — всё тот же «рамочный подход», вряд ли подходящий для Основного закона.  А это «в соответствии с настоящей Конституцией» — уже прямое нарушение норм Права, согласно которым, права человека приобретаются им по факту рождения, а вовсе не по милости какого-либо государства, закреплённой в каком-либо законе.

Тем более, что этот пассаж противоречит следующему же пункту этой же статьи: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения».

Конституционное собрание ухитрилось быть не согласованным само с собой даже в рамках одной статьи!

Ст.18. Из её текста вытекает идиотическое представление, что согласно КРФ, законодательная и исполнительная власть обязаны действовать в соответствии с правовыми нормами, а судебная — нет: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими.  Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».   Неважно, что хотел сказать законодатель.  Важно, что у него получилось.

Не очень понятно к тому же, как российский законодатель отличает «смысл» от «содержания».

Все последующие разделы КРФ к нашей теме не относятся.  Прежде всего, потому, что никак не коллегируются с демократией.  Даже сам этот термин в них практически не встречается. 

Частный вывод: похоже, и о подлинно демократической конституции придётся позаботиться нам самим.

 

6.Чего нам ждать в будущем? 

Современная парламентская демократия весьма далека от «народовластия».  Тем не менее она реализована во многих странах.  Поэтому в мировой политической мысли существуют ценностные и утилитарные обоснования такой демократии.

Ценностные подходы рассматривают демократию как самодовлеющую ценность — как реальное воплощение в устройстве Общества важнейших человеческих предпочтений: свободы, равенства, социальной  справедливости, народовластия. 

Понятно, что подобные представления не бесспорны, часто демократические ценности истолковываются по-разному.  Например, свобода.  Она и раньше, и сегодня воспринималась многими как тяжелое бремя, связанное с риском, ответственностью, психологическим дискомфортом.  Ей предпочитается покой, порядок и «материальное» (вещественное) благосостояние. 

Неоднозначное отношение людей к основным демократическим ценностям, а также и их различное толкование, свидетельствуют о неабсолютности ценностных обоснований демократии.  Особенно, если речь идёт о практической попытке принудительно «осчастливить» ею другие народы.  Тем не менее подобные соображения редко приходят в голову разномастным Бушам.

Утилитарное обоснование демократии рассматривает ее как наиболее рациональную для Общества форму организации.  Демократическое управление как бы повышает вероятность нахождения оптимальных решений.  Считается, что демократия совместно с конкурентными рыночными структурами делает общество открытым для любых идей и вариантов развития (отсюда название демократической рыночной системы — «открытое общество»). 

На взгляд опытного системоаналитика, подобные вербальные утверждения всё же нуждаются в строго научной количественной (а не качественной!) оценке.

Правда, уже существуют и явные сторонники системной теории обоснования демократии.  (К ним принадлежат Н. Луманн, К. Дойл и др.).  Они оправдывают феномен демократии не гуманными соображениями, а лучшими возможностями для развития Общества как системы, прежде всего — способностью адаптации к непрерывно изменяющейся социальной среде.  Демократия обеспечивает многообразие общественных явлений, богатство духовных и социальных альтернатив, расширяет политический выбор.  При принятии политических решений представлены различные взгляды и позиции и осуществляется отбор наиболее приемлемых из них.  Смена парламента и правительства способствует своевременному исправлению ошибок, корректируется политический курс в соответствии с меняющейся ситуацией.

Системные трактовки демократии исходят из идеальной модели управления — рациональности политического поведения и рядовых граждан, и политических «элит», из их готовности действовать разумно.  Кроме того, собственные интересы должны сочетаться с интересами других людей, с интересами Общества.  Государство и гражданин должны быть равны перед лицом закона.  К такому состоянию политической культуры несколько приблизились «индустриальные» страны.  Но всё ещё в большинстве стран преобладают национальная и религиозная непримиримость, групповой и индивидуальный эгоизм. 

Человек далеко не всегда готов к демократии.  Существуют индивиды и этносы, которым нужна твердая, авторитарная власть, защищающая от самого себя, — ограничитель врождённых и искусственно культивируемых агрессивных инстинктов.  Опыт истории свидетельствует, что демократия эффективна, когда она коррелирует с культурой и менталитетом народа.  Необходимыми условиями для этого являются наличие в обществе согласия по основным вопросам совместного проживания в стране; признание подавляющим большинством граждан демократических «правил игры»; преобладание индивидуалистического сознания (ценность личности приоритетна по отношению к коллективу), наличие в стране нравственной готовности к компромиссам, самоограничению и самодисциплине.  Демократия вряд ли возможна без врождённого уважения других людей, закона, мнения большинства. 

Однако насколько применимы демократические принципы к российской действительности?

Среди отечественных теоретиков сегодня популярны следующие подходы.

По мнению некоторых из них, de facto существуют лишь две формы государственного устройства: та, при которой возможна бескровная смена правительства посредством выборов, и та, где это невозможно.  Именно первая форма и зовется демократией.  Вторая — диктатурой или тиранией.  И не нужно при этом играть словами.  Критерий — возможность бескровного свержения правительства.  Весь путь, пройденный Россией за два последних десятилетия (или за весь предыдущий век?), свидетельствует: по этому интегральному критерию нам так же далеко до подлинной демократии — Гражданского Общества — как до ближайшей к нам иной галактики.

Тем не менее, многие полагают, что поэтому в принципе некорректен вопрос: кто должен править?  Народ («плебс») или «лучшие» («элита»)?  Большинство или меньшинство?  Левые, правые или центристы?  Все эти вопросы некорректны.  Поскольку там, где возможна бескровная смена правительства, уже не имеет значения, кто правит.  Любое правительство, знающее, что в любой момент оно может быть смещено, стремится понравиться избирателям.  Однако, мягко говоря, эта тенденция отсутствует там, где смена правительства затруднена. 

Нам же приходится сделать неизбежный промежуточный вывод: на ближайшую пятилетку Россия и демократия — две вещи несовместные.  Либо надо немедленно всерьёз задуматься об основах Права, основах экономической теории, основах системы образования, основах формирования системы управления Россией.  А также о создании новой науки — эконологии.

Тем не менее, посмотрим, что нам предлагают по этой части расплодившиеся в России политические парии.  Их сегодня более девяноста.  Поэтому ограничимся анализом уставов шести «основных» партий, более других мерцающих на политическом горизонте России.

7.Выдержки (буквальные цитаты) из партийных уставов

 

СПС

Целями Партии являются:

1. содействие утверждению в России гражданского общества и демократического правового государства, реализации конституционных принципов федерализма и местного самоуправления;

2. продвижение в общественном сознании ценностей либерализма, развитие либеральной экономической реформы;

3. участие в политической жизни общества посредством влияния на формирование политической воли граждан;

4. участие в выборах в органы государственной власти и органы местного самоуправления посредством выдвижения кандидатов и организации их предвыборной агитации, участие в организации и деятельности указанных органов;

5. участие в проведении референдумов в соответствии с законодательством Российской Федерации.

* Задачи Партии

Руководствуясь целями, Партия в соответствии с законодательством Российской Федерации решает следующие задачи:

1. содействие упрочению политической стабильности, укреплению правопорядка, подъему экономики, обеспечению социальных гарантий граждан и повышению жизненного уровня населения России;

2. содействие проведению государством политики, способной обеспечить в стране гражданский мир и межнациональное согласие, ответственность представителей власти перед обществом;

3. поддержка политики государства, направленной на содействие обеспечению политических прав и свобод граждан, безопасности личности;

4. содействие формированию правовой культуры и правосознания в обществе, совершенствованию судебной и надзорной систем в государстве;

5. политическая поддержка россиян, заинтересованных в проведении либеральных рыночных реформ и развитии демократии;

6. содействие проведению государством политики, направленной на гражданское, профессиональное и нравственное становление молодых людей, обретение ими достойного места в обществе;

7. участие в разработке и реализации программ общественного и государственного развития.

Яблоко  

4.1. Основными целями Партии являются:

4.1.1. Построение в России гражданского общества и правового государства на принципах свободы, ответственности, равенства возможностей, социальной справедливости, терпимости, верховенства закона и конституционной демократии.

4.1.2. Обеспечение прав и свобод человека и гражданина.

4.1.3. Создание эффективной социально ориентированной рыночной экономики.

4.1.5. Участие в выборах путем выдвижения кандидатов Партии:

4.1.6. Участие в референдумах в соответствии с законодательством Российской Федерации.

4.1.7. Участие в работе органов государственной власти и местного самоуправления.

4.1.8. Политическое образование и воспитание граждан.

4.1.9. Формирование общественного мнения.

4.1.10. Выражение мнения граждан по любым вопросам общественной жизни, доведение его до сведения широкой общественности, органов государственной власти и органов местного самоуправления.

4.1.11. Создание системы государственной власти, способной гарантировать защиту жизни, свободы и безопасности граждан, исполнение законов.

4.2. Основными задачами Партии являются:

4.2.1.Организация широкого участия граждан в общественной и политической жизни общества, в решении общероссийских, региональных и местных проблем и создание условий для этого.

4.2.2.Разработка и содействие реализации программ общественного и государственного развития.

4.2.3. Участие в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления в соответствии с действующим законодательством.

4.2.4. Распространение информации о деятельности Партии, пропаганда ее взглядов, целей и задач, разъяснение гражданам позиции Партии.

4.2.5. Привлечение сторонников и обеспечение возможности их участия в деятельности Партии.

ЛДПР

2.1. Основными целями ЛДПР являются:

- формирование общественного мнения;

- политическое образование и воспитание граждан;

- выражение мнений граждан по любым вопросам общественной жизни, доведение этих мнений до сведения широкой общественности и органов государственной власти;

- выдвижение кандидатов на выборах в законодательные (представительные) органы государственной власти и представительные органы местного самоуправления, участие в выборах в указанные органы и в их работе.

2.2. Для достижения уставных целей ЛДПР, в соответствии с действующим законодательством, решает следующие задачи: 

- участвует в работе законодательных (представительных) органов государственной власти и представительных органов местного самоуправления;

- участвует в избирательных кампаниях и выдвигает кандидатов на должность Президента Российской Федерации, в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по федеральному избирательному округу и в одномандатных избирательных округах, а также кандидатов в депутаты и на иные выборные должности субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления в соответствии с действующим законодательством;

- участвует в подготовке и проведении референдумов в Российской Федерации и в субъектах Российской Федерации в порядке, определенном действующим законодательством;

- организует и проводит независимые общественные социологические исследования;

- осуществляет сотрудничество во всех законных формах с общественными, государственными структурами в деле реализации целей ЛДПР.

2.3. Главной задачей ЛДПР является построение конституционными методами правового, социально ориентированного государства с многоукладной экономикой и гарантированной реализацией гражданских прав и свобод.

 

КПРФ


1.1. Основными целями и задачами КПРФ являются:
-участие в политической жизни общества посредством влияния на формирование политической воли граждан в целях завоевания политической власти и обеспечения подлинного народовластия в Российской Федерации;
-формирование общественного мнения, разъяснение населению положений Программы и других документов КПРФ, а также позиции партии по различным вопросам;
-укрепление позиций партии в общественных объединениях, в том числе в рабочем и крестьянском движениях, профсоюзных, молодёжных, женских, ветеранских, патриотических и иных организациях;
-политическое образование и воспитание граждан;
-выражение мнений граждан по любым вопросам общественной жизни, доведение этих мнений до сведения широкой общественности, органов государственной власти и органов местного самоуправления;
-укрепление своего влияния в обществе за счёт действий каждого члена КПРФ, а также каждого первичного, местного и регионального отделения партии;
-выдвижение кандидатов (списков кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти и органах местного самоуправления, участие в выборах в указанные органы и в их работе;
-координация действий своих фракций, депутатских групп и депутатов в законодательных (представительных) органах государственной власти и представительных органах местного самоуправления;
-создание своих местных и первичных отделений в большинстве населённых пунктов Российской Федерации;
-развитие собственной материально-технической базы.

 

Единая Россия

 

1. ОСНОВНЫМИ ЦЕЛЯМИ ПАРТИИ ЯВЛЯЮТСЯ:
2.1.1. Обеспечение соответствия государственной политики, решений, принимаемых органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, интересам большинства населения Российской Федерации.
2.1.2. Формирование общественного мнения в Российской Федерации в соответствии с основными положениями Программы Партии, выражение мнений граждан по любым вопросам общественной жизни, доведение этих мнений до сведения широкой общественности и органов государственной власти, политическое образование и воспитание граждан и влияние на формирование их политической воли, выражаемой ими в голосовании на выборах и референдумах.
2.1.3. Выдвижение кандидатов Партии в органы государственной власти и органы местного самоуправления:
2.1.3.1. выдвижение кандидата Партии на пост Президента Российской Федерации;
2.1.3.2. выдвижение кандидатов в законодательные (представительные) органы государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, в представительных органах местного самоуправления;
2.1.3.3. выдвижение кандидатов Партии на выборные должности в органы исполнительной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, в органах местного самоуправления.
2.1.4. Реализация основных программных положений Партии путем участия избранных от Партии лиц в работе и в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления, внесения предложений по законотворческой деятельности.


2.2. ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ СВОИХ ЦЕЛЕЙ ПАРТИЯ РЕШАЕТ СЛЕДУЮЩИЕ ЗАДАЧИ:
2.2.1. Изучает, анализирует и обобщает интересы, потребности и настроения граждан Российской Федерации, находит и предлагает формы осуществления интересов большинства населения в виде предложений по проектам новых законов и решений органов государственной власти.
2.2.2. Постоянно ведет агитационно-массовую и пропагандистскую работу с населением, информирует население о целях и задачах Партии, ее программе, ее текущей деятельности, организует предвыборную агитацию за кандидатов Партии, участвующих в выборах, организует пропаганду своей точки зрения по вопросам, вынесенным на референдумы в Российской Федерации и в субъектах Российской Федерации, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
2.2.3. Участвует в выборах в Российской Федерации и в субъектах Российской Федерации, выдвигает кандидата в Президенты Российской Федерации, кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по федеральному избирательному округу и в одномандатных избирательных округах, кандидатов в другие органы государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления.
2.2.4. Участвует в подготовке и проведении референдумов в Российской Федерации и в субъектах Российской Федерации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
2.2.5. Участвует в работе законодательных и исполнительных органов власти всех уровней в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
2.2.6. Создает и готовит партийный кадровый резерв для участия в выборах в органы государственной власти и органы местного самоуправления, ведет учебу кадров, актива и членов Партии.
2.2.7. Содействует членам Партии, избранным депутатами законодательных (представительных) органов государственной власти

 

Родина

Основные цели политики экономического роста 
Экономический рост необходим не ради темпов, структурных сдвигов или удовлетворения политических амбиций. Рост нужен для улучшения жизни граждан нашей страны. Объективные показатели уровня и качества жизни населения должны стать главным критерием оценки эффективности экономической стратегии государства и корпораций. Это – принцип и смысл экономики как системы жизнеобеспечения общества. В то же время, достойная жизнь, справедливая оплата труда, возможность получить образование, крепкое здоровье, реализация творческого потенциала – это и необходимые условия современного экономического роста.

Вопреки лукавым рассуждениям «в пользу богатых» о необходимости стимулирования экономического роста снижением государственных расходов, в действительности требования социальной справедливости не противоречат целям роста. Наоборот, современный экономический рост немыслим без обеспечения широкого набора социальных гарантий, достойной оплаты труда, справедливого распределения доходов.

Развитие социальной сферы – ключевой элемент инвестиционной политики, развития главной производительной силы современного экономического развития – человека. Поэтому наряду с целью удвоение ВВП к 2010 г. следует стремиться к опережающему росту уровня жизни и увеличению средней продолжительности жизни в России, как минимум, на 10 лет. Очевидно, такая цель повлечет за собой и иные приоритеты государственной политики – здравоохранение, иное качество заботы о пенсионерах, активизацию экологической политики, широкомасштабную борьбу с преступностью и травматизмом.

В основе современного экономического роста лежит творческая инициатива, развитие знаний, научно-технический прогресс. Кардинальное увеличение социальных расходов, повышение заработной платы, пособий, расходов на науку, здравоохранение и образование, послужит мощным стимулом развития экономики, роста занятости и производительности труда.

Для этого требуется, во-первых, обеспечить исполнение правительством действующих законов, установивших минимальные квоты бюджетных расходов на основные социальные нужды, и, во-вторых, устранить принципиальные недостатки проектирования социальной составляющей федерального бюджета.

Социальная составляющая должна стать исходным направлением проектирования федеральных бюджетов. Мировая практика и опыт ряда регионов России свидетельствует о необходимости и практической возможности законодательно регламентированного применения в бюджетном процессе широкого круга социальных индикаторов. В том числе важнейших социальных нормативов, включая уровни потребления продовольствия, медикаментов, бытовых, коммунальных и транспортных услуг гражданами; допустимые уровни бедности и безработицы и др. В отсутствие такого рода качественно-количественных показателей бюджет неизбежно теряет объективные критерии и ориентиры.

В системе государственного регулирования социально-экономического развития используются показатели доходов населения в целом, без разделения регистрируемых и нерегистрируемых, доходов российских граждан и доходов иностранцев, проживающих в России, в основном нелегально. Тем самым российские власти де-факто заботятся о росте доходов нелегально занимающихся предпринимательской и трудовой деятельностью многомиллионной армии резидентов-иностранцев, в то время как рост легальных доходов российских граждан не только не ставится во главу угла, но и вообще не является целевым показателем экономической политики.

Необходима подготовка и принятие федеральным парламентом законодательного акта о минимальных социальных стандартах жизни российских граждан и их финансовом обеспечении.

Основными целевыми ориентирами в развитии социальной сферы являются:

восстановление права граждан на отапливаемое и электрифицированное жилье со всеми удобствами; отмена законодательных норм, предусматривающих принудительное выселение людей из квартир за неуплату коммунальных платежей; введение автоматической системы предоставления адресных дотаций на оплату коммунальных услуг, исходя из того, что затраты на эти цели не должны превышать 10% доходов семьи.

 

Анализ вышеприведённых буквальных выдержек из партийных уставов — «основных» шести политформирований сегодняшней России — свидетельствует о многом.  Во-первых, они во многом удручающе одинаковы.  Лучше всего это можно проиллюстрировать некоей «физической» притчей, сочинённой мною лет тридцать тому назад.

Представьте себе, что вам как заказчику ВПК необходимо из нескольких предлагаемых промышленностью систем противоракетной обороны выбрать наилучшую — для принятия её на вооружение.  Первая из систем ПРО характеризуется пассивным временем в десять минут.  Вторая — 8 мин.  Третья — семь, четвёртая — шесть, пятая — пять.

Если вы скажете, что лучше всех пятая ПРО, вы сильно ошибётесь.  Ибо все они — совершенно одинаковое дерьмо: система с пассивным временем (время от обнаружения вражеской ракеты до её поражения) более одной минуты — такая система никого не поражает, а до того сама поражается вражеской ракетой.

Ни одна из существующих сегодня на Руси партий не знакома с теоремой Гёделя***.  Вследствие чего не в состоянии осознать нереализуемость всех их благих пожеланий в рамках принятых представлений о месте государства в Обществе, об основах Права и принципах экономической теории.  А покуситься на «основы основ» не хватает духу (быть может, и образования) ни у кого из них.

Удручает обилие общесловесных «сотрясений воздуха» — всем уже обрыдлых воплей о «благе народа», о «порядке» и «безопасности» и тому подобном — при практически полном отсутствии чётко сформулированных и теоретически выверенных оригинальных, научно обоснованных идеологических положений.

СПС осилила одно близкое к идеологии заявление — выделенное нами синим цветом.  То, что выделений два, несущественно: теоретически это одно и то же, хотя и разнесено по разным рубрикам — одно в «цели», другое «в задачи».  (Что само по себе выполнено довольно коряво).  Судя по этому заявлению, СПС должна бы называться либеральной партией.  Хорошо это или нет — об этом мы поговорим чуть позже.

Зелёным выделены общепопулистские сотрясения.  За которыми, как мне известно (см. [2]), ничего путного не стоит — поскольку общепринятые представления о Гражданском Обществе и правовом государстве в принципе ошибочны.  (А о собственных СПС молчит).  То же самое можно сказать и о «реализации конституционных принципов местного самоуправления» (см. выше и [3]).  У нас сегодня такие «конституционные принципы», что лучше бы от них поскорее избавиться.

Нельзя не упрекнуть СПС и за их слабое понимание существа целей.  Вряд ли «участие» в каких-либо процессах, как и «содействие» чему-то разумно признать целью партии.  Не говоря уж о том, что эти пресловутые «участие» и «содействие» прописаны и в задачах.  Последнее свидетельствует также и о слабой системно-логической подготовке теоретиков СПС: неумение чётко отличить формулировку задач от определения целей — для серьёзных людей абсолютно недопустимо.  Как справедливо заметил классик, единожды солгавши — кто тебе поверит…

«Яблоко» продекларировало всё те же «зелёные» лозунги, сведя все свои идейные отличия от СПС к декларации о их принципиальной приверженности именно к конституционной демократии.  Напомним, что этот подтип демократии наименее «крут».  Он исключает не только прямую демократию (предусматривающую участие всего народа в решениях Общества), но даже и представительную демократию — когда решения принимаются только выборными представителями народа, — без самодурства и беспредела «назначательной» вертикали исполнительной власти.  Конституционная же демократия предусматривает только наличие определённых законодательно оформленных ограничений на действия властей предержащих — и не более того.  В определённом смысле подобное мироустройство — в рамках демократической парадигмы — действительно наиболее близко к либеральной концепции.

Из всего вышесказанного следует вывод, что как СПС, так и «Яблоко», конституируют себя как партии «олигархии» (строго говоря — плутократии).  Хотя и делают это весьма бессистемно.

В плане типовых системно-логических ошибок устав «Яблока» поприличнее, чем устав СПС.  Но не намного.  Например, в обоих красуется «участие в референдумах».  Да ещё и «в соответствии с законодательством РФ».  Ведь коль скоро закон предусматривает участие в референдуме для любого гражданина РФ, вряд ли есть смысл подчёркивать это намерение в целях политической партии.

Устав ЛДПР вообще (вопреки названию партии) не упоминает термина «либерализм».  В качестве хоть какого-то теоретического определения сути этой партии можно предъявить её намерение осуществить «построение…правого государства».  Однако (как и все другие партии) ЛДПР не даёт никакого собственного определения употребляемого термина.  Остаются весьма обоснованные опасения, что теоретики ЛДПР на поверку так же безграмотны в этой проблематике (см. [2, 3]), как и все иные политики, у которых папа — юрист.  Похоже, как и для всех иных партий, и здесь единственная главная цель — «выдвижение кандидатов» на все возможные посты.  (Красный лозунг).  Хотя, с позиций разумного системоаналитика, никакое «выдвижение» само по себе нигде и никогда не может считаться целью.  В самом лучшем случае — только средством (для достижения подлинных целей).  Тем более незачем об участии в избирательных кампаниях писать ещё раз — в задачах.  (Как уже подмечено выше, у наших политиков туго с логикой.  По крайней мере — в деле различения целей и задач).  Похоже, по идеологии им вообще нечего сказать.  Вот об участии в референдумах — об этом помнят все.  И ЛДПР — тоже.

КПРФ вообще никаких идейных обоснований не предъявляет.  Ни о какой демократии не упоминает.  Все сводится к участию в политической жизни (что как минимум, странно — что это за пария, которая этого не предусматривает!), а также к укреплению своего влияния, и всё к тому же «выдвижению кандидатов» (выделено красным).

«Единая Россия» не только не считает нужным с кем бы-то ни было полемизировать на выборах, она и объяснять свои подлинные взгляды и цели категорически не намерена.  (Не исключено, что не только из фанаберии «партии власти», но просто из-за отсутствия подобных полезных для Общества вещей в её теоретическом арсенале).  Ничего определённого — кроме (как всегда выделенного красным) намерения «выдвижения кандидата на пост Президента РФ» — только пустопорожние лозунги в духе разжижения риторики и стилистики Конституции РФ (см. выше).  Даже менее того: в ухудшение и без того неважной КРФ, устав «ЕР» даже слов таких не содержит: демократия, либерализм, правовое государство.  У них иная фразеология: «обеспечение соответствия государственной политики», «формирование общественного мнения» (видимо — любыми средствами!), «партийный кадровый резерв» (это — явно из старого устава КПСС), «содействие членам партии».  И опять (уже в «задачах») — «участие в выборах».  Главным образом, — Президента.  Недаром из всей «идеологии» у единороссов единственный лозунг «Вместе с Президентом».  Что уже не только неэтично, но даже противоправно: президент — это всё-таки исполнительная власть, а «единороссы» баллотировались в Думу, которая по идее — власть законодательная.  По конституции РФ эти власти у нас всё-таки разъединены и «самостоятельны» (ст.10). 

Более того, партия, единственной задачей видящая содействие исполнительной власти, не исполняет своего подлинного предназначения — быть отрицательной обратной связью в системе управления Обществом.  Такая партия как минимум бесполезна, а по сути — вредна для Общества.  (Кому это не понятно, должен обратиться к трудам по теории управления; в том числе и автора этих строк [2, 3, 7, 10]).

По проблеме Президента у «медведей – гризли» не всё благополучно и с логикой.  Устав «ЕР» — если он не нарушает самых главных законов формальной логики и предполагает это «по умолчанию» — предусматривает «выращивание ведьмы внутри себя», то есть выдвижение кандидата из членов партии.  Во всяком случае, участие «варягов» уставом не предусмотрено.  Тем не менее В.В. Путин членом «Единой России», как известно, не является.  («Равноудалённый Президент»).  Возникает вопрос: кто у кого является «сочувствующим» — ВВП у ЕР, или наоборот?  (Сам придумал новый анекдот: «ВВП предложил назавтра удвоить ВВП»****.  Самоперевод ВВП в ряды «самовыдвиженцев» теоретического значения не имеет и практической роли не играет).

С «Родиной» сложнее.  Во-первых на её сайте не просматривается устав.  Зато программа (плохо просматриваемая у других) у них выложена открыто и развёрнуто.  Трудно не согласиться с их оценкой ситуации:

«Государство сегодня не только не выполняет своих каждодневных социальных обязательств перед гражданами, оно забыло и о своих исторических обязательствах перед Россией. Сегодня государство превратилось в тормоз развития страны: не работает система обоснования и принятия стратегически важных решений с учетом интересов населения страны, а также геополитических интересов России».

Не менее справедлива и следующая реляция: 

«Вопрос сегодня стоит жестко: кто кого? Либо криминально-компрадорская олигархия окончательно удушит страну, либо нам удастся решительно изменить ситуацию и, подчинив политику государства общенациональным интересам, защитить наше право на достойную жизнь».

Вполне годится для практики и нижеследующее намерение:

«Мы намерены провести реформу государственной службы на принципах повышения мотивации и ответственности государственного служащего. Это предполагает введение конкурсной системы при занятии любых государственных должностей, контроль и повышение их квалификации на всех этапах карьерного роста, осуществление управления государственной собственностью под контролем общества. Курс на государственное регулирование рыночной экономики предполагает установление высоких стандартов требований к государственным чиновникам – к их репутации и компетентности».

Однако никаких теоретических обоснований своей идеологии «Родина» в явном виде не предъявляет.  Быть может, Глазьев с Рогозиным полагают, что их приверженность к демократическому устройству Общества понятна сама собой.  Но, как показано выше, существует демократия и демократия.  А также либерализм.  (Что в умах сегодняшних российских «демократов» довольно-таки смутно осознаётся).  Тем не менее.  «Родина» озабочена не теориями, а конкретными локальными проблемами «политики экономического роста» и «целевыми ориентирами в развитии социальной сферы» (см. выше).  Само по себе это не может оцениваться негативно.  Но в контексте нашей, главным образом, теоретической задачи, интересовать нас сейчас (для подробного анализа) не может.  Хотя нельзя не отметить существенно более высокий идейный уровень «Родины» сравнительно со всеми другими партиями.  (Особенно по сравнению с «партией власти».  Уровень которой — «ниже табуретки»).

 

8.Собственный взгляд на проблему

Прежде всего, следует условиться о чётком содержании смешиваемых ныне терминов «демократия» и «либерализм».  О первом термине всё необходимое уже сказано выше.  Второй в словарях толкуется неоднозначно.  Современный словарь иностранных слов даёт четыре значения слова «либерализм»: политическое и идеологическое течение, совокупность экономических воззрений, вольнодумство, терпимость к различным точкам зрения.  Все эти определения полезны только в обиходном бытовом языке.  Краткий словарь современных понятий и терминов тоже даёт дефиницию, мало пригодную для каких-либо теоретических построений: «обществ. полит. течение, объединяющее сторонников парламент. строя и свободы предпринимательства». 

БСЭ приводит более наукообразное определение: «Л — система взглядов, согласно к-рым социальная гармония и прогресс человечества достижимы лишь на базе частной собственности путём обеспечения достаточной свободы индивида в экономике и во всех других сферах человеческой деятельности (ибо общее благо якобы стихийно складывается в результате осуществления индивидами их личных целей)». 

Полагаю, серьёзные возражения против этого «якобы» найти непросто.  Ведь на свете немало субъектов, усматривающих свои личные цели в подавлении всех остальных и завоевании неограниченной личной власти.  Не намного легче, если цели «ограничиваются» захватом всех природных ресурсов и неограниченной максимизацией своей личной удельной платёжеспособности.  В этом случае ситуация со всеми остальными предельно проста: «— Я имею на это право?  — Безусловно!  — А могу я это получить?  — Нет, не можете.  Потому что это уже всё кончилось!».

Энциклопедически трактуемый либерализм мог бы как-то работать хотя бы для некоторых (тех, кто успеет раньше всех остальных объявить себя «элитой») — если бы не одно принципиально «необъезжаемое» обстоятельство: современная экономика органически неэффективна.  Автор потратил не одно десятилетие на доказательство этого утверждения ([6, 7, 8, 10]).  Поэтому здесь мы эти доказательства опустим.  Напомним только, что народное хозяйство, «ведомое» принципом максимизации частной прибыли — при наличии такого безобразия, как ссудный процент, и такого идиотского «критерия эффективности», как валовой продукт, — ничего иного не может, кроме доведения человечества на планете Земля до полного самоуничтожения.

Иное дело, что государство действительно должно быть ограничено в его авторитарных поползновениях.  Вообще роль государства в Обществе должна быть принципиально иной, чем принято в подавляющем большинстве современных правовых и экономических теорий [2].

Чтобы понять принципиальное отличие демократического подхода к жизни от либерального, предложим следующую модель (как положено в науке, отжатую от несущественных деталей и по возможности предельно логически чёткую).

Справедливость в организации Общества (со всеми его подсистемами, включая государство) можно организовать двумя принципиально разными подходами к проблеме.

Первый: обеспечить всем максимум одинаковых начальных возможностей — то есть прав.

Второй: обеспечить всем возможный минимум правовых ограничений — то есть сократить до допустимого минимума обязанности перед Обществом.

Первый принцип обеспечения справедливости — демократический.  Второй — либеральный.

Разумеется, первый подход вовсе не отменяет природных различий между людьми: они неодинаковы по физическим кондициям, по интеллекту, по мобильности и контактности, по настойчивости и наглости, по врождённому пренебрежению к разнообразным формам морали.  Так что конечные результаты всё равно будут разными.  Но не случайно американцы считают истинным утверждение, что Бог создал людей разными, а полковник Кольт уравнял их шансы*****.  Будучи сам отставным полковником, я более склонен к демократии, чем к либерализму.  (В том числе и в проблеме оружия.  О чём необходим отдельный серьёзный разговор [9]).

Либеральный подход плох уже тем, что изначально даёт огромную фору как раз самым «отвязанным» и «отмороженным».  И тем, что в итоге не обещает непрерывного благоденствия никому — в силу своей принципиальной интегральной неэффективности.  (См. выше и [2, 3, 4, 5, 6, 7, 8]).

&

Разумеется, не всякая разновидность демократии (см. выше) на деле действительно достаточно хороша.  Наш собственный взгляд на эту проблему сводится к следующим основным положениям.

Самым действенным методом решения проблемы демократизации является самоорганизация Общества на базе самоуправления.  Причём самоуправление должно быть решительно очищено от эпитета «местное».  Оно должно стать повсеместным. 

В Гражданском Обществе власть должна вырастать как дерево — естественным путём: снизу — вверх.  Этот рост и представляет собой самоорганизацию Общества.  То есть именно тот процесс, в результате которого исторически возникло государство как общественно-политический институт Общества.  (А точнее и строже — как одна из основных системообразующих функциональных подсистем Общества).

В информационном Гражданском Обществе нет классов, нет разделения по расовому и национальному признаку: все люди — свободные личности.  В таком обществе осуществляется народовластие на основе территориального информационно-сотового самоуправления.  В будущем территориальный принцип самоорганизации вытеснится самоорганизацией на базе общности тезаурусов,  личностных менталитетов, индивидуальных шкал ценностных приоритетов.  

Для вступления на этот путь необходимо уже сегодня незамедлительно повышать уровень информированности общественности, степень её обеспокоенности назревшими проблемами социально-политического, научно-технического и культурно-экономического развития.  Необходимо  законодательно определить наивысшую приоритетность культурных (в том числе научных) и образовательных систем.  Необходимо первоочередное экологическое образование и воспитание  общества.

Создатели концепции информационно-сотового общества, И.И. Юзвишин и Э.В. Евреинов,  под термином сот подразумевают первичную ячейку самоуправления.  Автором настоящей работы установлены принципы организации сотов по соответствию менталитетов, ценностных ориентаций и тезаурусов (взамен простейшего «территориального принципа»).  Установлена также  структура механизма взаимодействия сотов с концептуальной ветвью управления обществом: несколько сотов объединяются в метасот (по тезаурусно-территориальному принципу) и делегируют метасоту часть своих властных полномочий; этот процесс повторяется на всех иерархических  уровнях государственного механизма.

Пределы «самостоятельности» государства на деле определены совершенно точно: это пределы самостоятельности подсистемы по отношению к своей надсистеме.  Иначе говоря, критерии эффективности государства должны быть частными производными от критериев эффективности Общества, цели государства не смеют противоречить целям Общества, пресловутая «государственная безопасность» может приноситься в жертву  безопасности Общества.

Поскольку государство — слуга народа, вполне уместно применить к нему знаменитые законы роботехники Айзека Азимова.  Вот эти законы: 

1.      Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием способствовать причинению ему вреда;

2.      Робот подчиняется всем командам человека, если они не противоречат первому закону;

3.      Робот заботится о собственной безопасности, если это не противоречит первому и второму законам.

Смею заметить: «стиль А. Азимова» — это именно то, чего так остро не хватает сегодняшним законам Российской Федерации — начиная с Конституции РФ.  (Впрочем, и законам многих других стран).

Необходимо системно рассматривать конкретные ветви наёмного механизма управления Обществом: Концептуальную, судебную, законодательную, исполнительную.  Необходимо помнить, что каждая из этих ветвей государства должна быть представительной.  Что законы пишутся прежде всего именно для этих ветвей.  Что они (законы) не просто «сдерживают», «ограничивают» государство — они (законы) предписывают государству, какие задачи и какими методами оно должно решать в интересах Общества.

Следует, на наш взгляд, решительно высказаться и против распространённого сегодня толкования столь важных понятий как «гражданское общество» и «правовое государство».  Практически повсеместно гражданское общество толкуется как некий «сухой остаток» — за вычетом из Общества государства.  Правовое государство толкуется как такое, которое соблюдает законы.

На деле же Гражданское Общество — метасистема правового государства, высший тип демократии, при котором государство полностью подчинено Обществу.

Самое важное условие для признания государства правовым — принцип его взаимоотношений со своим гражданином (то есть членом Общества, исключительно на средства которого государство и существует — никаких иных средств в природе нет).  Государство, позволяющее своему гражданину «обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы» (статья 33 Конституции РФ), вовсе не заслуживает названия правового государства.  В правовом государстве любой гражданин имеет право не просто обращаться в эти самые органы — он имеет право подать на эти органы иск в суд.

Гражданин и государство равны перед судом.  Иначе говоря, правовое государство законодательно признаёт себя и “собственного” гражданина равнозначными субъектами права.  Именно в этом состоит определяющая правовая черта правового государства.  С другой стороны, воздействовать на законопослушного гражданина правовое государство может только по решению суда.

Главной функцией правового государства является защита интересов гражданина.  В том числе — и от противоправных деяний всех подсистем самого государства.

В Гражданском Обществе все взаимоотношения законопослушного гражданина и государства строятся через суд, независимый  от исполнительной власти. 

Вообще все ветви государства в Гражданском Обществе независимы друг от друга.  Исключая Концептуальную ветвь (которой подчинены в стратегическом плане все остальные ветви государства).

По моему мнению, важнейшим атрибутом подлинной демократии как раз и является принцип правовой равнозначности личности и государства.

Управление Обществом осуществляется на разных уровнях.  Самый «нижний» — силовой.  На  следующем уровне определяется последующее состояние общества.  Этот уровень условно можно  назвать «генетическим».  Здесь работают наркотики, алкоголь, табак и т. п.   Третий уровень принадлежит экономике.  Четвёртый уровень — идеологический.  На пятом уровне работают объективные закономерности человеческой истории (этот уровень можно назвать историко-хронологическим).  Шестой уровень — концептуальный.

На концептуальном уровне осуществляется стратегическое управление Обществом: определяются конечные цели в развитии Общества, оптимизируются методы достижения этих конечных  целей, устанавливаются все ограничения, налагаемые Обществом на государство.  Решение всех  этих проблем Общество поручает концептуальной ветви государственного механизма — Концептуальной власти.  Концептуальная власть ответственна за формирование и отображение общественного мнения, которое служит основой для выработки Концептуальной властью “направляющих косинусов” для законодательной власти — принципов функционирования государства, запретов на определённые методы решения текущих задач (например, на расстрел исполнительной властью собственного парламента из танковых орудий).  Государство должно быть законодательно лишено права использовать армию во внутренних разборках между ветвями механизма власти.

Дело Концептуальной власти — сформировать для законодателя обоснования необходимости соответствующего закона и разработать ведущие правовые принципы, которыми законодатель должен руководствоваться при создании нового закона.

В ныне действующей Конституции РФ (принятой 12.12.1993г.) самоуправление изначально  сопричислено к органам «местного  самоуправления» (глава 8).  Статья 133 однозначно разделяет  «местное самоуправление» и «органы государственной власти».  Согласно статье 132, самоуправ-

ление может наделяться «отдельными государственными полномочиями», реализация которых  «подконтрольна государству». 

В очередной раз авторы КРФ употребляют термин «государство»  не вполне корректно.  Ибо самоуправление и есть основа любого демократического государства.  В рамках последовательно демократической доктрины единственным легитимным носителем абсолютной власти в обществе является народ.  Даже в самой КРФ постулируется это основополагающее положение: «…единственным источником власти в Российской Федерации является её  многонациональный народ».  Оставаясь в рамках демократической доктрины, невозможно не признать, что власть должна делегироваться от абсолютного носителя этой легитимной власти к выбранным им наёмным коллегиальным органам, а не наоборот.  Причём этот принцип сохраняется на любом иерархическом уровне управленческой пирамиды, где чем выше уровень, тем ограниченнее объём компетенции (при безусловном укрупнении решаемых задач), тем уже властные полномочия (при безусловном повышении уровня ответственности перед Обществом).  В правовом государстве Гражданского Общества каждый «более верхний» орган управления ответственен не перед «ещё более верхним», а перед непосредственно «нижним» — тем, кто делегировал «верхнему» органу часть своих властных полномочий.  Таким образом, наибольшими полномочиями (после народа, т.е. Общества в целом) обладают как раз органы самоуправления.  И никакие «государственные» (верхние в иерархии государственного механизма) структуры не обладают легитимным правом «наделять органы местного самоуправления отдельными государственными полномочиями» — только строго наоборот.  Уже поэтому «местные органы» более «государственны», чем «центральные органы».  Очевидно, необходимо упорядочить терминологию: в правовом государстве демократического Гражданского Общества нет ни «местных», ни «центральных» органов — есть верхние и нижние.  При «обратном» порядке делегирования полномочий.  И те, и другие органы суть органы государственного управления.  «Нижние» — даже в большей степени, чем «верхние». 

Resume: самоуправление — основа государства в подлинно демократическом Гражданском  Обществе.

 

Политика и экономика принципиально нерасторжимы: это верно, что политика есть концентрированная экономика.  Начиная с решения проблемы, кому изначально принадлежат невосполнимые природные ресурсы.  Разумеется, демократическое Общество не построишь вне демократической организации экономики (строго говоря, народного хозяйства).

Автором показано: критичным, репрезентативным и релевантным критерием эффективности такой системы, как экономика, следует признать среднюю продолжительность жизни населения.  Если удастся найти его адекватное математическое выражение, связывающее аналитически ( или хотя бы корреляционно) со всеми аргументами, характеризующими эффективность всех подсистем Общества, зависящих от результатов функционирования экономики и, в свою очередь, влияющих на условия жизни человека, — задача оценки эффективности экономики будет решена в наиболее строгой и полной постановке.  Именно в этом направлении сегодня и следовало бы ориентировать основные усилия экономической науки (см. [6, 7]).

Правовая наука должна разработать правовое (и последующее законодательное) обеспечение этой идейной перестройки.

Необходимо добавить: средняя продолжительность жизни характеризует не только оставшееся время, которое пенсионер может жить «в своё удовольствие».  (Для нас с вами это вопрос пустой: средний россиянин просто не доживает до пенсии).  Однако средняя продолжительность жизни характеризует средний производительный потенциал поколения.

Самое же важное следствие из теоремы Гёделя — применительно к поставленным в настоящей работе задачам — состоит в том, что проблемы оптимизации экономики принципиально не могут быть решены исключительно в рамках самой этой частной отрасли науки.  Они могут найти решение только в рамках общей теории права и государства.  Иначе говоря, для оптимизации экономики необходимо оптимизировать его метасистему.  Таковой и является общая теория «государства и права».  (Кавычки служат лишним напоминанием о том, что давно назрела необходимость как минимум поменять эти термины местами).  При этом надо одновременно следовать принципу: неэкологичная экономика не имеет права на существование [10].

Сам привычный термин «экономика» подлежит пересмотру.  Можно, конечно, это затёртое слово оставить поборникам порочного вероучения, распространённого сегодня не только в России, но и в пресловутом «западном мире», а для новой системной науки придумать новое название.  С такой идеей выступал известный экономист Юрий Михайлович Осипов [11].  Я предлагаю эту новую системную науку назвать эконологией.  Она будет изучать системные объекты одновремённо с трёх позиций — экономической, экологической, правовой.  И первейшим её объектом станут невосполнимые природные ресурсы.  Ежу понятно, что они относятся ко всем трём названным частным локальным наукам.  Хорошо образованному человеку (к коим не относятся ни «чистый» экономист, ни «чистый» юрист, ни такой же эколог) понятно также, что раздельное изучение ресурсов с частных позиций трёх названных наук ни к какому комплексному системному взгляду не приведёт.  Необходим единый — во времени и пространстве — системный эколого-экономико-правовой подход.  Более того, корни экономической теории — как и общей теории права — должны произрастать из основ рационального природопользования [10].

Изначально не должно быть никакой «государственной собственности».  Легитимно ею становится то, что Общество выделяет государству для решения тех задач, которые Общество поручает своему государству.  И не может быть никаких отдельных «государственных интересов».  Государство даже может (и должно) поступиться собственной безопасностью (прежде всего, безопасностью входящих в него «VIP-персон») в интересах безопасности Общества и защиты прав и свобод Личности.

Конечно, у нас сегодня всё не так.  Но это вовсе не означает, что неверна вышеизложенная точка зрения.  Это означает иное: пора менять государство.  То есть принципы управления Обществом.

Как показано автором, системоанализ предписывает в общем случае оптимизировать при создании системы не только её параметры и закон управления, но и её цели.  Цели  должны соответствовать наложенным на систему ограничениям.  Следовательно, мировая (глобальная) экономика, макроэкономика любой страны, — обязаны исходить из принципиальной ограниченности природных ресурсов, из вытекающей отсюда принципиальной необходимости  только  научно  обоснованного  потребления  невосполнимых  природных  ресурсов.

Следовательно, эти природные ресурсы не должны никем и никогда рассматриваться как объект личной собственности или корпоративной частной собственности —невосполнимые  природные  ресурсы  должны  быть  законодательно  признаны  изначально  общественной    не  государственной)  собственностью.

Чёткое законодательное обеспечение этого постулата особенно важно в условиях сегодняшней России, где «налаженные» налогово-дотационные связи с государственными и мафиозными структурами обращают любую «независимую» частную собственность в монопольно-корпоративную, превращая «частного собственника» в обыкновенного отвязанного управленца.  Почти все беды России — от чиновников. 

Следовательно (как бы это ни казалось парадоксальным на первый взгляд), основы экономики заложены в общественном менталитете.  Успех управления на любом иерархическом уровне — в любой социальной системе — всегда основан на том, что деятельность управленца находит поддержку в мировоззрении управляемых.  Отсутствие нравственной опоры у системы управления непреодолимо ведёт к её краху.

Необходимо учитывать также, что при необоснованно высоком уровне оплаты управленческого труда, общество лишается обратных связей в подсистеме управления.  Для сохранения дееспособных обратных связей обществу следует законодательно установить ограничение уровня дохода управленца (любого ранга) величиной, не превышающей среднего уровня зарплаты в обществе.  При этом обратные связи должны быть не положительными, а отрицательными.  То есть срезающими избыточный управляющий сигнал.  А не усиливающими его  (к чему, однако, стремится любая деспотия).  В обществе роль отрицательной обратной связи принадлежит интеллигенции.  А чтобы она не становилась тем, что сказал о ней известный классик марксизма, необходимо развивать надгосударственную систему образования и квалификации научных кадров.

Необходимо также законодательно установить недопустимость совмещения работы в системе управления Обществом с каким-либо видом предпринимательства.  Управленцу приличествует единственный вид совместительства — научно-педагогическая работа.

Нельзя признать разумным и рациональным деление общества на «бюджетников» и прочих.  Разумнее провести научное обоснование ранжировки всех профессий по их важности для общества — с последующим всенародным обсуждением и закреплением общественного мнения по этому поводу в Основном законе (сиречь конституции) Гражданского общества.  Очевидно, что сложившиеся в сегодняшней России соотношения уровней зарплаты — когда «внебюджетный» бухгалтер получает в десятки раз больше «бюджетного» профессора, — опасны для общества: спустя два-три поколения в стране не останется ни профессоров, ни бухгалтеров.  Останутся только две антагонистически настроенных толпы — безграмотных исполнителей и не менее безграмотных управленцев.  Такое общество абсолютно неконкурентоспособно во внешнем окружении, обречено на культурную деградацию и на превращение его экономики в сырьевой и мусоросборный придаток более культурных стран.

Из последнего абзаца вытекает важное соображение: помимо всех органических пороков стоимостной оценки экономики [6, 7, 8] нельзя упустить из вида и такой.  Оценка экономики в деньгах может скрывать деградационное искажение оптимального прейскуранта заработной платы.  

Для сопоставления эффективности разных экономик «ценовой подход» и вовсе непригоден.  Даже для локального случая конкретной продукции её ценовые характеристики не могут служить корректной основой для сравнения: продукция, произведённая в условиях разных кредитно-финансовых систем, «замутнена» специфическими различиями в их локальных системах управления производством.  Сравнение по «мировым ценам» также некорректно, поскольку все Oбщества (страны) пребывают в разных условиях относительно системы мировой торговли.  К тому же прейскурант мировой торговли — это всего лишь вектор ошибки управления глобального уровня.  Так есть ли резон подстраиваться под глобальную ошибку?

Критерий оценки эффективности экономики должен быть репрезентативным и релевантным; он должен быть критичным (чувствительным) к изменениям всех параметров, всех элементов экономики.  Наконец, он должен чётко отображать основную цель экономики.   (Как установлено выше, она состоит в удовлетворении демографически обоснованных потребностей Общества).

Всем перечисленным требованиям, как уже сказано, удовлетворяет такой критерий:   средняя  продолжительность  жизни  населения.

 

Чтобы реализовать вышеизложенные принципы подлинной демократии — Гражданского Общества — как минимум, необходимо написать соответствующую конституцию.

Ниже приведено её начало (разработанное автором ещё в начале 90-х и тогда же опубликованное в газете «Правда»), содержащее все необходимые идеологические основы подлинной демократии.

 

9.Проект новой Конституции Российской Федерации

Основополагающие принципы
      1.Права человека превыше всего — прав гражданина, клана, страты, общественной, религиоз-
      ной, государственной организации.  Эти права принадлежат человеку по факту рождения и
      не зависят от воли государства.

2.Гражданин и государство — равнозначные субъекты права.

3.Государство подчинено обществу. Оно является подсистемой общества — наёмным механизмом координации всех общественных систем, которому общество на строго оговорённых в Конституции условиях поручает управление собой.

4.Общество оставляет за собой непререкаемое право легитимным путём заменить режим управления и тип государства на любом этапе его существования, если функционирование государства не обеспечивает в полной мере выполнение принципов 1 – 3.  Несоответствие государства условиям, наложенным на него обществом, устанавливается всенародным референдумом.

5.Абсолютной неограниченной легитимной властью обладает только народ (общество в целом — как единая самоорганизующаяся целеустремлённая система).  Механизм управления обществом выстраивается снизу вверх — путём делегирования части властных полномочий нижних структур верхним.  При этом любая управленческая структура ответственна не перед верхней, а перед нижней, делегировавшей ей часть своих властных полномочий.

6.В концептуальном и стратегическом плане все ветви государственного механизма подчинены Концептуальной ветви, которой общество доверяет формирование и отображение общественного мнения, на базе которого данная ветвь определяет конечные цели общественного развития и оптимальные пути к этим целям, а также все запреты и ограничения, налагаемые обществом на государство.

7.Все ветви государственного механизма (судебная, законодательная, исполнительная) законодательно лишены каких бы то ни было прав в отношении формирования или расформирования друг друга.  Области функциональной легитимной компетенции всех ветвей государства строго законодательно разграничены.

8.Для лиц, претендующих на занятие какого-либо ключевого поста в механизме управления обществом, не устанавливается никаких возрастных ограничений — вместо них претенденту предъявляется законодательно установленная система требований: медицинских, интеллектуальных, морально-этических.

9.Самоорганизация общества осуществляется на первом этапе по территориальному принципу, при достаточном развитии общества — по соответствию личностных менталитетов, тезаурусов и ценностных приоритетов.

10.Государственные интересы важны лишь постольку, поскольку государство обеспечивает реализацию принципов 1 – 9.  Финансирование механизма управления обществом (то есть государства) осуществляется в последнюю очередь: после обеспечения интересов науки, образования, медицины, системы обороноспособности, Культуры, экономики (народного хозяйства).

11.Все невосполнимые природные ресурсы законодательно признаются изначально принадлежащими обществу, но не государству (последнему общество выделяет научно обоснованную долю этих ресурсов — необходимую для эффективного управления обществом).  Общество поощряет удовлетворение всех демографически обоснованных потребностей личности и преследует по закону любые попытки удовлетворения необоснованных деградационных потребностей.  Невосполнимые природные ресурсы не могут относиться к частной собственности.

12.Задачей экономики признаётся не создание прибыли, а исключительно удовлетворение всех вещественных («материальных»), духовных и экологических потребностей общества — на научно обоснованном уровне и при минимально возможном расходе невосполнимых природных ресурсов.  Любые финансово-кредитные и банковские спекуляции преследуются по закону. Налог на прибыль заменяется налогом на потреблённые ресурсы.

Основной принцип конституции Гражданского общества: никакие государственные акты не могут противоречить конституции, никакие новые международные соглашения не могут приниматься вопреки ей; любые нормы международного права, не учтённые в первоначальном тексте конституции, могут быть учтены только путём внесения в конституцию поправок, сформированных на основе всенародного референдума Концептуальной властью и утверждённых Законодательной властью.  Никакие акты исполнительной власти, заменяющие или истолковывающие положения Конституции, не признаются легитимными, а сама исполнительная власть в такой ситуации подлежит замене.  Все положения Конституции должны быть полностью исчерпывающими и не допускающими какой-либо возможности неоднозначного толкования.  Институт чиновников — истолкователей признаётся вредным для общества и аннулируется как общественная подсистема.  Исполнительная власть не имеет права на собственное законотворчество.

Настоящая конституция является главенствующей и распространяется на всю территорию Российской Федерации, ей не могут противоречить никакие законы — как федеральные, так и субъектные; всякий субъект, нарушающий это принципиальное установление, де-юре выходит из состава Российской Федерации и вступает с ней в конфедеративные отношения —независимо от утверждения субъекта о сохранении им статуса субъекта Российской Федерации.

Раздел I. Государство и общество

Статья1. Россия признаёт своей конечной целью построение самого демократического общества – Гражданского общества – с полным подчинением государства обществу. Интересы государства заключаются в охране интересов личности и общества. Интересы самого государства имеют значение лишь поскольку оно обеспечивает решение задач, возложенных на него обществом. Удовлетворение государственных интересов (т.е. интересов самого государственного механизма ) допустимо только после надёжного обеспечения интересов Культуры (включающей, прежде всего, науку и массовые коммуникации), образования, здравоохранения, системы обороноспособности страны (России), экономики (народного хозяйства). Этот принцип является основополагающим при формировании «государственного» бюджета.

Статья2. Государство – подсистема общества, наёмный механизм координации функционирования всех подсистем общества; общество поручает государству управлять собой на определённых условиях, законодательно закреплённых в настоящем Основном законе. Общество оставляет за собой непререкаемое право легитимным путём – согласно положениям настоящего Основного закона – заменить режим управления и тип государства на любом этапе его существования, если государство не соблюдает предписанных ему обществом условий и ограничений либо не обеспечивает должного уровня собственного функционирования. Несостоятельность государства устанавливается на всенародном референдуме, проводимом наиболее уполномоченными (т.е. наиболее близкими к народу) органами самоуправления.

Статья3. Абсолютной неограниченной легитимной властью обладает только Общество в целом (народ); оно же является единственным легитимным гарантом Конституции. Высшим проявлением власти в РФ признаётся общественное мнение, формируемое и оцениваемое Концептуальной ветвью механизма управления и тиражируемое массовыми коммуникациями.

Статья4. Механизм управления обществом выстраивается снизу вверх – путём делегирования части властных полномочий от «нижних» структур в иерархии систем управления к верхним, причём последние ответственны перед нижними (т.е. теми, кто делегировал им часть своих властных полномочий). Механизм управления формируется в процессе самоорганизации: на первом этапе создаются первичные информо-соты, объединяющие группы граждан, обладающих одинаковыми личностными менталитетами, ценностными приоритетами и тезаурусами (в начальный период становления Гражданского общества учитывается и территориальный принцип самоорганизации); на втором этапе выборные представители информо-сотов объединяются в метасоты 2-го уровня; затем представители метасотов-2 формируют метасоты-3 и т.д. – процесс повторяется до самого верхнего уровня государственного механизма. По мере повышения иерархического уровня решаемые органом задачи укрупняются, ответственность перед обществом возрастает, а круг делегированных данному органу властных полномочий автоматически сужается.

Статья5. Государственный механизм высшего уровня включает четыре ветви (в порядке значимости для общества): концептуальную, судебную, законодательную, исполнительную. Все ветви (в первую очередь – исполнительная) являются представительными: в Гражданском обществе вообще нет места непредставительной власти. Концептуальная ветвь ответственна за целеполагание и определение оптимальных путей к установленным целям, она отслеживает и формирует общественное мнение, на основе которого формулирует все условия и ограничения, налагаемые обществом на государство; в стратегическом плане Концептуальной власти подчинены все остальные ветви государственного механизма. Концептуальная власть формируется в порядке самоорганизации на базе сложившихся в обществе научных и массовых коммуникаций. Судебная власть контролирует законность функционирования всех подсистем общества (в первую очередь себя самой). Судейский корпус избирается пожизненно – по чёткому законодательно установленному регламенту – и полностью независим от других ветвей власти в оперативном плане. Законодательная власть в соответствии с основовополагающими юридическими принципами, установленными Концептуальной властью, создаёт законодательное поле РФ. Исполнительная власть выполняет решения судебной и законодательной властей, осуществляя оперативное управление обществом. Президент признаётся главой исполнительной власти и наделяется представительскими полномочиями во внешних отношениях РФ, — если пост президента будет признан полезным для общества на всенародном референдуме.

Статья6. Все ветви государственного механизма законодательно лишены каких-либо полномочий и прав в отношении формирования или расформировывания друг друга; эти функции может выполнять исключительно народ: на каждом уровне сотовой организации общества, выборные представители общества имеют все легитимные права в отношении той «верхней» структуры механизма управления, которой они в процессе самоорганизации делегировали часть собственных властных полномочий. Области компетенции всех ветвей власти законодательно строго разграничены (см. ст.…………………настоящего Основного закона).

Статья7. Для лиц, претендующих на занятие какого-либо ключевого поста в механизме управления обществом не устанавливается никаких возрастных ограничений: вместо них претенденту предъявляется законодательно установленная система медико-биологических, образовательно-интеллектуальных, морально-этических требований, отображённых в научно обоснованной системе тестов и испытаний, проводимых по строго законодательно установленному регламенту (см. ст.….) выборными представителями самоуправляемых информо-сотов. .

Статья8. Все невосполнимые природные ресурсы признаются изначально принадлежащими обществу и не могут находиться в частной собственности. Перечень таких ресурсов определяется Концептуальной властью и законодательно закрепляется в дополнении к Основному закону (см. ….), принимаемом законодательной властью. Для осуществления функций, возложенных обществом на государство, последнему выделяется законодательно часть невосполнимых природных ресурсов, обоснованная научно и установленная Концептуальной властью (см….). Общество поощряет (в действиях исполнительной власти) удовлетворение всех демографически обоснованных потребностей личности и преследует по закону любые попытки удовлетворения необоснованных деградационных потребностей, перечень которых устанавливается Концептуальной властью (см. ….).

Статья9. Задачей экономики признается удовлетворение всех вещественных, духовных и экологических потребностей общества – каждой на научно обоснованном и законодательно закреплённом уровне
(см. ), причём не одной за счёт других, а одновременно всех вместе. Критерием эффективности народного хозяйства («экономики») признаётся обеспечение научно установленного уровня средней продолжительности жизни народонаселения РФ при минимизации потерь в людях, невосполнимых ресурсах и международном престиже. Прибыль исключается из числа критериев эффективности экономики, финансово-кредитная система законодательно признаётся подчинённой системе материального производства, финансово-кредитные и банковские спекуляции признаются нелегитимными и преследуются по закону. Налог на прибыль (равно и НДС) заменяется налогом на потреблённые невосполнимые ресурсы.

Раздел II. Защита от произвола государства

Статья 10. В Гражданском обществе создаётся правовое государство – законодательно признающее гражданина страны (т.е. России) равнозначным с государством субъектом права: гражданин и государство раны во всех правах перед законом в лице судебной системы («судебной власти»); гражданин может подать иск против государства в судебные органы любого уровня (без «прохождения по судебным инстанциям»), государство (в лице его исполнительной власти) может воздействовать на законопослушного гражданина только по решению суда (факт нарушения гражданином какого-либо закона устанавливается только судом).

Статья 11. Права человека (права личности) выше всех других прав: гражданина страны, какой-либо общественной, религиозной или государственной организации, клана, класса, страты, нации или этноса. Права личности придаются ей самим фактом рождения и не требуют их признания (тем более – непризнания) государством. Государство просто обязано их защищать и охранять превыше всех иных прав. Перечень прав личности научно обосновывается и формируется с учётом международного права Конституционной властью (см. ).

Статья 12. Никакой закон не может нарушать права личности и права гражданина. Он не может также отрицать или умалять эти права, либо утверждать, что они являются следствием какого-то государственного акта. Гражданином РФ признаётся каждый дееспособный человек, родившийся на территории РФ, или представивший юридически обоснованное обращение о признании его по удовлетворительным мотивам гражданином РФ. (Перечень удовлетворительных мотивов устанавливается Концептуальной властью, см. ). Гражданин Российской Федерации имеет право сменить гражданство или приобрести дополнительное гражданство, в последнем случае он не лишается российского гражданства, которое может быть признано недействительным исключительно по решению суда.

Раздел III. Ответственность государства перед гражданами.

Дальнейшая детализация и разработка последующих статей новой Конституции РФ могут быть продолжены при соблюдении следующих двух условий:

1.Признание вышеприведённых принципов и статей и принятие их в качестве основы для последующей работы.

2. Заключение договора между Думой и Исполнителем на выполнение работ по разработке проекта Конституции, предусматривающего соответствующее финансирование и достойную оплату труда Исполнителя.

 

Выводы

Подлинной демократией следует признать информационно-сотовое Гражданское Общество с подчинённым ему правовым государством, формируемым в порядке самоорганизации Общества с делегированием легитимных полномочий снизу вверх и ответственностью «вышестоящих» структур управления перед «нижестоящими».  Основой государственной машины признаётся повсеместное самоуправление.  Призываются «во власть» только научно отобранные претенденты, удовлетворяющие законодательно зафиксированным интеллектуальным, нравственным и медицинским требованиям.  Невосполнимые природные ресурсы признаются собственностью Общества и выдаются гражданам в концессию по конкурсу — обеспечение заданной эффективности при минимальных потерях в людях, финансах и экологических условиях.  Государство освобождается от обязанности стандартизации образования и квалификации научных кадров. 

Конституция ГО исключает необходимость и возможность её истолкования профессиональным чиновником и является документом прямого действия, доступным пониманию рядового гражданина.  Никакие международные акты не могут заключаться вопреки Конституции.  Путём всенародного референдума раз в пять лет в Конституцию вносятся необходимые поправки. 

Общество оставляет за собой непререкаемое право сменить своё государство на любом этапе его существования — путём референдума не менее пятидесяти одного процента населения.  Подлежат отзыву любые представители народа на любых «этажах» системы управления обществом — теми структурами, которые делегировали им (снизу вверх) часть своих властных полномочий.  Все ветви государства («власти») лишаются права формировании и расформирования друг друга.

Исключается деление народа на «бюджетников» и «внебюджетников».  С этой целью Концептуальной ветвью государства проводится всенародный референдум по спецификации и тарификации всех необходимых для Общества профессий — принимая за критерий их важность для Общества и сложность подготовки соответствующего специалиста.  Результаты референдума отражаются в Конституции.

Целью народного хозяйства («экономики») признаётся удовлетворение всех вещественных («материальных»), духовных и экологических потребностей Общества.  Государство поощряет удовлетворение демографически оправданных потребностей и законодательно запрещает все деградационные потребности.  Прибыль исключается из числа критериев эффективности хозяйства, вместо налога на прибыль и НДС вводится дифференциальный налог на использованные невосполнимые природные ресурсы.  В качестве интегрального критерия эффективности экономики принимается средняя продолжительность жизни населения.

 

 

Примечания

* Ещё при советской власти г. Гайдар Е.Т. был заведующим отделом экономики официозного журнала «Коммунист».  Будучи тогда по совместительству лектором МГК, я встречался с ним довольно часто.  Моих статей он не понимал.  Как и хвалебных на них рецензий из АН СССР.  В том числе и от Никиты Николаевича Моисеева.

** Когда Швыдкой в своей телепрограмме «Культурная революция» вынес на открытое обсуждение тезис «Всё зло — от чиновников», вряд ли он осознавал до конца, насколько затронутая им тема выходит за рамки его передачи.

Участники тоже не отличались глубокомыслием.  В том числе и «официальные оппоненты».  Особенно — писатель.  С большим апломбом он демонстрировал довольно смутные представления о сущности государства в Гражданском обществе.  Миллионер Тарасов внешне выглядел много лучше.  Но предложенная им доктрина — превратить чиновника в организатора и участника мелкого бизнеса — смертельно опасна для Общества и заслуживает решительного порицания.

*** Теорема Гёделя относится к тем проблемам, которые в математике пользуются достаточной известностью, но традиционно признаются слишком сложными для включения в обязательное обучение.  Переводя математическую формулировку теоремы на элементарный русский язык, её суть можно изложить следующим образом: в любой системе могут содержаться элементы, в отношении которых принципиально невозможно провести ни доказательство их истинности, ни доказательство их ложности.  Однако в более полной системе — частью которой является рассматриваемая система — такие доказательства существуют.  (Естественно, и в этой более полной системе существуют собственные элементы, сущность которых не может быть однозначно установлена в рамках самой этой системы.  Но можно определить суть этих элементов в рамках метасистемы, охватывающей «более полную» систему.  И так далее.).

Вообще говоря, если бы в своё время (в начале позапрошлого века) Гёдель не доказал бы своей теоремы, это всё равно сделал бы кто-нибудь из сегодняшних системоаналитиков.  Сама логика системоанализа неизбежно ведёт к этому. 

**** Изюминка анекдота в двусмысленности аббревиатуры ВВП.  С одной стороны, так обозначается Валовой Внутренний Продукт.  Который, как известно, наш «текущий Президент» предложил нам удвоить.  С другой стороны, это — сам Владимир Владимирович Путин, которого он и собирается «удвоить» на предстоящих выборах нового Президента.

***** Как отметил С. Федосеев. («Всё о пистолете»), главная деталь любого оружия — голова его владельца.  Что касается полковника Кольта, то это он изобрёл в конце позапрошлого века многозарядный револьвер.  И назвал его весьма выразительно — «Миротворец».  В принципе я полностью согласен с коллегой Кольтом.

 

Литература

1.А.В.Птушенко. Авиационно-космические аппараты / Советская военная энциклопедия, Воениз-
   дат, 1976

2.А.В.Птушенко. Место государства в обществе / Гражданское общество в современной Европе,
   РАН, 2003

3.Птушенко А.В. Системная концепция самоуправления // Национальная безопасность и геополи-
   тика России, Федеральное издание № 7-8, 2003

4.А.Птушенко. Системная концепция самоуправления // Общество и экономика № 11, Наука, 2003

5.Птушенко А. Информация в системном освещении // Техника — молодёжи № 5, 2003

6.Птушенко А.В. Эффективность экономики // Нац. безопасность и геополитика России № 9, 2003

7.А.В.Птушенко. Проблема выбора наилучшей системы их числа конкурирующих / Анализ систем
   на пороге XXI века (Международная конференция), Интеллект, 1997

8.А.Птушенко. Качества эффективности и эффективность качества // Наука и жизнь № 6, 1990

9.А.В.Птушенко. Отделкой золотой блистает мой кинжал… (в портфеле ж. «Техника — молод.»).

10.А.В.Птушенко. Системная парадигма права (монография, подготовлена к изданию).

11.Ю.М.Осипов. Постсоциалистический социализм // Философия хозяйства № 5, МГУ, 2000

12.А.В.Птушенко. Где у нас компьютерное право? // Экономическая газета № 13-14, 2003

13.Птушенко А.В. Эсхатологические аспекты глобальных проблем современности / Экономиче-
     ская теория на пороге XXI века, Юрист, 2000
14.А. Птушенко. Правовая защита интеллектуальной собственности. / Интеллектуальная собсвен-
    ность (Авторское право)  № 2,  2002.

15.А.В. Птушенко. Типовые ошибки в «юридическом языке». / Интеллектуальная собственность
     (Промышленная собственность) № 7 – 8, 2001. 

16. А.В.Птушенко. Право — гарант безопасности личности и общества / Безопасность личности, общества и государства. Сборник Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, М., 2002.

 

 

Птушенко  Анатолий  Владимирович

ДЮН,  ДЭН,  КТН,  проф.,  академик МАИ,

Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

Вице-президент Международного Университета гуманитарных наук

Тел: 465 3786

agynch@m.astelit.ru

http://agynch.narod.ru